ДОКЛАДЫ СОЦ.-ДЕМОКPATИЧЕСКИХ КОМИТЕТОВ ВТОРОМУ СЪЕЗДУ РСДРП

 

ОТЧЕТ ТУЛЬСКОГО КОМИТЕТА.

Заявление . Ввиду того что доклад съезду Тульского комитета , отправленный в Организационный комитет, затерян, делегаты могут представить съезду только краткий набросок истории и настоящего положения дел в комитете.

I .

Из общего числа жителей г. Тулы в 111 тыс. человек рабочего населения считается 65 тыс., т. е. более 70%.

Рабочих, занятых в фабрично-заводской промышленности, в железнодорожных мастерских, в депо и пр.,— около 25 тыс.; большая же часть занята в домашней промышленности, на мелких фабриках и в мастерских 1 . Производство по преимуществу — обработка металла: оружейное, самоварное, чугуноплавильное, сталеделательное, меднолитейное, латунное, гармонное, замочное, скобяное и т. д. Самым большим заводом является казенный оружейный завод с 12 тыс. рабочих, затем патронный с 2—3 тыс. рабочих, три чугунолитейных с 1 500 рабочих, сталеделательный: с 1 тыс. рабочих, рельсопрокатный с 300 рабочих, сахарный завод с 1 тыс. рабочих; затем 3 больших самоварных фабрики и: более 20 маленьких с общим числом рабочих в 3—4 тыс., гармонные фабрики с 5 тыс. рабочих. Причем в самоварном и гармонном производстве около половины общего числа рабочих работают на стороне в качестве кустарей. Такой же характер полукустарничества носит скобяное производство, замочное, петельное и других металлических изделий.

Большая часть рабочих как фабрично-заводских, так и занятых в домашней промышленности — местные жители, по преимуществу мещане, владеющие небольшими кусочками земли или домиками на чужой земле; часть кустарей также крестьяне из близлежащих селений.

Условия работы как по размерам заработной платы, так и по количеству рабочего времени гораздо лучше на фабриках и заводах, чем в домашней промышленности, где рабочий день в среднем около 16 час. в сутки, причем работает вся семья, тогда как на фабриках и заводах рабочий день от 8 до 11 1/ 2 час. В то же время заработная плата кустарей в среднем раза в полтора ниже, чем на фабриках и заводах.

Кризис последних лет стал сказываться с 1899 г . К общему кризису присоединилось то обстоятельство, что на оружейном казенном заводе после горячки с 1892 по 1898 г . во время перевооружения армии наступило затишье; рабочих стали увольнять тысячами, так что к настоящему времени осталось менее одной трети прежнего числа, т. е. около 4 тыс. человек. Из уволенных оружейников разъехалось лишь небольшое число, большинство же занялось работой на дому на мелких хозяйчиков, составляя таким образом конкуренцию постоянным кустарям. Обычное нищенское существование кустарей превратилось теперь в настоящий голод; целая семья за всю неделю работы получает в среднем l  1/2 — 2 руб., т. е. 6—8 руб. в месяц; другие, и таких немало, сидят совсем без работы или зарабатывают гроши в буквальном смысле слова.

II .

История местных социалистических кружков.

Революционная пропаганда в г. Туле была начата приблизительно в 1894 г . социал-демократами; что касается народовольцев или других социалистов, то об их работе в Туле нам неизвестно. Во всяком случае ко времени появления социал-демократов никаких революционных организаций не было.

В 1894—1895 гг. социал-демократы из учащейся молодежи начали вести пропаганду в рабочих кружках. Такие кружки, человек по 8—12 в каждом, появились сначала среди рабочих оружейного и патронного завод а, где были лучшие условия работы и жизни (более высокая плата, более короткий рабочий день), где уровень общего развития рабочих был наиболее высоким и где, наконец, рабочие жили не в казармах, а на частных квартирах.

В 1896 г . было около 5 кружков, в 1897 г . число их увеличилось и в 1898 г . достигло десяти. Состав кружков был постоянный, занимались в них одни и те же лица годами; широкие массы совершенно не затрагивались. Пропагандисты держались того взгляда, что вполне спропагандированных рабочих нужно пересылать в другие города — более обширные промышленные центры и преимущественно в столицу. Полагая, что в самой Туле не может быть массового рабочего движения 1 , пропагандисты смотрели на свои кружки, как на университет для рабочих, подготовляли их к борьбе, вырабатывали из них агитаторов и затем рассылали в другие города.

Пропаганда велась подобно тому, как ведутся занятия в университете: один пропагандист занимался исключительно политической экономией, другой читал лекции по государственному праву, третий — историю рабочего движения на Западе и т. д. Из нелегальной литературы рабочие читали: «Коммунистический манифест», «Эрфуртскую программу», популяризацию Маркса Каутского, «Подпольную Россию», «Наши разногласия», «Три письма ; к Михайловскому», журнал «Социал-демократ», брошюры: «Царь-голод», «О штрафах», «Кто чем живет», «Хитрая механика», «Речь П. Алексеева» и т. д.

Из легальных читались: Свидерский — «Труд и капитал», Кампфмейер— «История немецкой культуры», Бельтов (объяснительное чтение), Липперт, Волгин — «Обоснование народничества», Энгельс — «Происхождение семьи, частной собственности и государства», Ковалевский, Каутский о происхождении семьи и пр., Ключевский — «Русская история», Токвиль, Минье, Шелгунов, Летурно («Социология», «Эволюция рабства»); из беллетристики: Щедрин, Успенский, Некрасов, Беллами, Чернышевский «Что делать», Омулевский «Шаг за шагом».

Такая работа в кружках велась в течение 3—4 лет до весны 1899 г . Уже в 1898 г . со стороны многих рабочих стали раздаваться голоса о необходимости широкой агитации при посредстве листков и о возможности стачечной борьбы; пропагандисты, однако, были решительно против этого, и их мнение восторжествовало. В тот же 1898 г . большинство пропагандистов было арестовано.

Осенью 1898 г . работа в кружках продолжалась и кроме того было несколько рабочих собраний, тогда же началась и агитация.

Местная социал-демократическая группа, воспользовавшись недовольством рабочих на самоварной фабрике Баташева (около 500 рабочих), стала агитировать в пользу стачки, выставив требования : 1) повышение расценка, 2) чтобы расчет производился правильно через каждые 2 недели, 3) удаление двух мастеров, 4) прекращение вычета с рабочих за освещение 1 . Рабочие дружно забастовали (октябрь 1898 г .), поддерживая все указанные требования; примчавшийся полицеймейстер, не разобрав в чем дело, набросился на рабочих с руганью и угрозой; среди рабочих послышался ропот, и в полицеймейстера полетело несколько са­моварных крышек. Тогда он отправился к хозяйке фабрики и стал умолять ее удовлетворить законные требования рабочих, имея целью так или иначе остановить стачку. Стачка продолжалась около 3 дней, требования были удовлетворены, за исключением «одного (удаление мастеров). Некоторые из рабочих, около 5 человек , узнав о полной беззаконности вычета на освещение и познакомившись через социал-демократов с адвокатом, возбудили иск к хозяевам, требуя возвращения вычетов года за два; конечно все они были рассчитаны, но процесс выиграли.

Тотчас после стачки был выпущен гектографированный листом за подписью «Тульская группа Российской социал-демократической рабочей партии». Стачка и листки произвели сильное впечатление.

Затем в марте 1899 г . та же группа стала агитировать на латунном заводе, воспользовавшись крайне удобным моментом — обилием заказов. Был выпущен листок с требованиями отдельно для каждого цеха; стачка продолжалась только два дня, и все требования были удовлетворены (главным образом, повышение заработной платы). Интересная подробность: директор завода в присутствии депутатов от всех цехов читает гектографированный социал-демократический листок и удовлетворяет требование за требованием; пользуясь таким удобным моментом, рабочие к перечисленным требованиям приписывают карандашом новые; директор отвергает их, заявляя, что это уже не требование комитета, а частное заявление.

Весной того же 1899 г . была устроена маевка за городом более 50 рабочих, произносились речи, читали нелегальную литературу, декламировали революционные песни (так как не знали мотива).

Затем осенью 1899 г . и в 1900 г . продолжалась работа в кружках и было выпущено несколько листков за подписью «Тульская группа Российской социал-демократической рабочей партии». Осенью 1901 г . группа переименовалась в Комитет партии; зимой 1901/02 г. было выпущено несколько листков (к гражданам г. Тулы по поводу губернаторского постановления о сходбищах и собраниях, к безработным, ко воем рабочим, к рабочим фабрики Барышова и еще несколько). Все листки были изданы на мимеографе и распространяемы в количестве 500—600 экземпляров каждый . Весной 1902 г. жандармским погромом комитет был почти разрушен; однако летом он восстановляется и до 1903 г . выпускает ряд листков к рабочим и крестьянам.

Зимой 1901/02 г. получались «Рабочее дело», «Искра» и «Южный рабочий», все это очень в ограниченном количестве и неправильно . Отношение комитета к «Искре» вначале было отрицательное, — указывалось на то, что слишком много места уделяется студенческому движению, много статей, непонятных для рабочих, и, наконец, «Искра» ведет резкую и ненужную вообще полемику 1 . Такое отношение к «Искре» стало изменяться в 1902 г . после появления статьи Плеханова «Что же дальше?» и брошюры Ленина «Что делать?». В первой была поставлена задача—организоваться и для чего организоваться, а во второй кроме того было показано и как организоваться. Тогда, наконец, настоящая позиция и цель «Искры» были поняты комитетом и наиболее сознательными рабочими.

III . Организация комитета.

В 1899 г . был организован Рабочий комитет из представителей рабочих кружков. Все дела решались простым большинством голосов, интеллигенты приглашались с совещательным голосом и защищали свои предложения; на интеллигентах лежала литературная работа, доставка заграничной литературы, техника; в качестве пропагандистов они приглашались в кружки; каждый листок перед выходом читался и обсуждался в Рабочем комитете. Таким образом впоследствии выработался тип организации интеллигентского и Рабочего комитетов; один из членов последнего был также и в интеллигентском и являлся таким образом посредником между этими учреждениями. Такой характер организации был оформлен уставом осенью 1902 г . В этом же году начались недоразумения, перешедшие в серьезный конфликт между нижней и верхней палатой. Интеллигенты стремились к широкой массовой пропаганде и агитации; но необходимость придерживаться устава заставляла их обращаться к Рабочему комитету для распространения литературы. Члены же Рабочего комитета частью бы­ли более склонны к кружковой деятельности, частью, недовольные некоторыми местными изданиями, требовали права редакции каждого выходящего листка, отказываясь в противном случае распространять издания комитета. Они ссылались при этом на параграф устава, по которому все важные предприятия (стачки, демонстрации и пр.) решаются Рабочим комитетом, относя сюда же редактирование изданий комитета. Кроме того рабочие были недовольны интеллигентами, что последние мало посещают кружки; между тем как для пропаганды во многих кружках у комитета не было сил. Таким образом обстояло дело до весны 1903 г ., когда у интеллигентов и у двух-трех наиболее развитых членов Рабочего комитета созрела мысль о необходимости реорганизации комитета. Был намечен новый план организации одного комитета, причем Рабочий комитет должен был быть распущен. Новый устав был составлен в общих чертах следующим образом: новый комитет состоит из 6 или более членов (безразлично рабочих или интеллигентов); двое составляют редакторскую группу, они же ведут бюро комитета, двое — агитаторов, один техник, один пропагандист; редакторская группа , кроме своей ближайшей функции, — литературная и редакторская работа — ведет переписку с Организационным комитетом и с за­ границей, если нужно, сносится с ними лично; они ведут далее, кроме того, бюро, кассу комитета и т. д. Агитаторы сносятся с рабочей массой через посредство агитаторских групп (по 3 че­ ловека) с каждой фабрики и завода или в известных районах города с ремесленным населением. Агитаторские группы между собой не связаны. Задача агитаторской организации : 1) распространение литературы, листков, а также по­ становлений комитета, 2) доставление возможно более полных и точных сведений о положении и борьбе пролетариата, о настроении его в каждый данный момент, о впечатлении, производимом листком, брошюрой, и т. д. Техник заведует только своей специальностью. Пропагандист (один или двое) заведует занятиями в кружках, руководит молодыми пропагандистами, ведет сам занятия в «главном» * рабочем кружке, заведует нелегальной и легальной библиотекой комитета и т. д.

На общем собрании комитета была выбрана «распорядительная группа» из двух человек: один из редакторской группы, другой—из агитаторской, которая по целому ряду мелких вопросов действует самостоятельно от имени комитета, отдавая отчет о своей деятельности комитету на общем собрании (такие собрания происходят периодически 1—2 раза в месяц). Ясно, что существование комитета с таким разделением функций предполагает наличность в руках его группы интеллигентов, которая разделяется на специальные группы соответственно делению функций между членами.

С другой стороны, необходимы связи с обществом: во-первых, для сбора денег, во-вторых, для доставления квартир, адресов и пр. и пр. Но самое важное — это литература; листков совершенно недостаточно, необходима популярная брошюра, которая дол­ жна дополнять листки.

Таков в общих чертах план организации, утвержденный в апреле 1903 г . и отчасти уже проведенный в жизнь. Этот новый план нисколько не затормозил деятельности комитета, ибо у него были все связи с главными фабриками и заводами.

Бюджет комитета прежде и теперь . Источники дохода. Статьи расходов: литература, техника, разъезды, конспиративные расходы 1 .

Издания комитета за последний год :

1.  О безработице.

2.  О праве союзов.

3.  О праве сходок.

4. О свободе стачек.

5.  8-часовой рабочий день.

6.  О свободе печати.

7.  Что такое политическая свобода.

8.  К крестьянам.

9.  О Златоустовской бойне.

10.  Об убийстве Богдановича.

11.  К рабочим Байщуровского завода (300 экземпляров, с некоторыми требованиями, которые были немедленно удовлетво рены).

Всего около 10 тыс. экземпляров.

Кроме того перепечатано:

1.  К гражданам всей России, Донского комитета (300 экземпляров).

2.  Заявления защитников по делу крестьян Полтавской и Харьковской губерний (100 экземпляров).

3.  Майский листок из «Искры» (600 экземпляров).

4.  «Пауки и мухи» Либкнехта (100 экземпляров).

Социалисты-революционеры появились весной 1902 г . среди учащихся средних учебных заведений. (Их связи. Литература. Арест в ноябре. Результаты их деятельности 1 .)

.

ПРИМЕЧАНИЯ.

Доклад Тульского комитета сохранился в двух списках — черновик и беловик. В-первом довольно много исправлений и вставок; второй без каких-либо изменений воспроизводит окончательную редакцию черновика. Исправлений в этом беловом списке почти не имеется, только в двух-трех местах отдельные фразы зачеркнуты или взяты в скобки. Черновик писан в школьной тетради бельгийского образца, — это обстоятельство, в связи с вступительным к докладу замечанием делегатов Тульского комитета, позволяет с полной уверенностью говорить, что доклад составлен в самые последние дни перед началом съезда, если не во время работ последнего. Беловой список внесен тоже в школьную тетрадь, но на обложке последней нет никаких отметок, позволяющих судить об ее происхождении. Почерка, которыми писаны беловик и черновик, различны,—оба они редакции настоящего издания неизвестны, но несомненно, что принадлежат они интеллигентам. Так как из двух тульских делегатов (С. И. Степанов и Д. И. Ульянов) интеллигентом был только последний, фигурирующий в печатных протоколах съезда под псевдонимом Герц, то почти несомненно, что именно он и был лицом, составившим черновик доклада (конечно, так же несомненно и то, что другой делегат, вообще более тесно связанный с социал-демократическим движением в Туле, ему помогал и давал указания). Нами этот доклад печатается с беловика, причем все зачеркнутые в нем или взятые в скобки места в тексте сохранены, но оговорены особыми примечаниями. Историческая часть в тульском докладе очень слаба; революционная работа в Туле среди рабочих велась еще с 70-х годов, когда там делали попытку обосноваться представители кружка, судившегося позже по про­ цессу 50; далее в 80-х годах в Туле имелась довольно крепкая народо­вольческая организация (О. С. Минор, Петрашкевич и др.), имевшая связи и с рабочими: тогда там жили Егупов, связанный еще с кружком 50, члены народовольческих рабочих кружков Петербурга — Вейзенгрюн (бывшего рабочего Обуховского завода), Некрасов (бывшего рабочего Путиловского завода) и др. (из письма О. С. Минора). С рабочими кружками этого последнего периода преемственно были связаны и кружки начала 90-х годов (Руделев, Ананьин, Мефодьев и др.); в связи с их арестами упоминается имя Ч. Петрашкевича, связанного с народовольческой группой Минора в 1884—1885 гг. Разгромлены эти кружки были в 1892 г . в связи с делом организации Бруснева — Егупова. (См. «Обзоры важнейших дознаний» за соот­ ветствующие годы.)

Тульские социал-демократические кружки 1894 и следующих годов были связаны с Харьковской социал-демократической организацией Ф. А. Липкина-Череванина, Е. Я. Левина и др. Е. Я. Левин, Л. В. Николаев и В. И. Марков — авторы коллективного очерка о «Начальном периоде Харьковской социал-демократической организации», говорят о тульских кружках, как о «тульском филиальном отделении» Харьковской организации. («Летопись революции», Харьков, № 1 за 1924 г ., стр. 82.) Эту связь выдает и данный доклад, когда упоминает о «Трех письмах к Михайловскому», которые читались в тульских кружках; речь на самом деле идет о тех «Двух письмах к Михайловскому», автором которых был Ф. А. Череванин и которые недавно перепечатаны в № 23 «Былого».

Главными деятелями тульских социал-демократических кружков этого периода были И. И. Степанов-Скворцов, В. А. Руднев-Базаров, Б. Авилов и др.; связь их с Харьковом устанавливалась через А. А. Богданова-Малиновского, тогда члена Харьковской организации (несколько позднее он и сам переехал в Тулу).

Переход тульских кружков к изданию отдельных агитационных листков и к участию в руководстве стачечной борьбой относится к периоду более раннему, чем указываемый в докладе: по сообщению тульского корреспондента «Рабочего дела» (им был, повидимому, В. Руднев-Базаров), первые прокламации тульскими социал-демократическими кружками были выпущены уже в 1897 г . («Рабочее дело» № 1, стр. 95—96.)

В 1901 г . в Туле поселились высланные из Москвы П. В. Луначарский и С. Н. Луначарская-Смидович, которые и были руководителями местной социал-демократической организации в 1901—1903 гг.

Резолюция Тульского комитета об отношении к «Искре» была принята в январе 1903 г ., — она опубликована в № 37 «Искры». Эта резолюция свидетельствует , что признание «Искры» в Туле не обошлось без борьбы ; в некоторых отношениях резолюция была средактирована очень осторожно, а именно: солидаризируясь с позицией «Искры» в вопросах аграрном и отношения к террору и принимая предложенный редакцией проект программы, Тульский комитет в вопросах организационных давал очень неопределенную формулировку: «Если же, — писал он,— по организационным вопросам и оказались бы какие-либо разногласия, то комитет уверен, что эти разногласия окажутся незначительными и лишь временными».

Более подробно о строении Тульского рабочего комитета можно судить по нижеследующем выдержкам из «Устава Тульской рабочей организации» (приводим их по рукописной копии, имеющейся в русском социал-демократическом архиве в Берлине; копия эта, к сожалению, не полна, но отношения внутри рабочей организации, о которых доклад не сообщает ничего, печатаемые ниже отрывки определяют с достаточной полнотой); судя по содержанию, время составления этого устава относится к концу 90-х годов.

«УСТАВ ТУЛЬСКОЙ РАБОЧЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ»

§ 1. Цель организации есть: а) пропаганда (распространение) социал-демократических идей среди рабочих города Тулы и близлежащих местечек посредством социал-демократической литературы и занятий в кружках и б) агитация , т. е. призывание рабочих того или иного промышленного заведения или нескольких к борьбе за улучшение своего положения (в формах стачек) на почве существующих требований.

§ 2. В состав организации входят: а) кружки рабочих, состоящие каждый преимущественно из рабочих одного промышленного заведения и имеющие каждый своего представителя, б) комитет, состоящий из представителей этих кружков, являющихся членами комитета.

Примечание. Впоследствии, когда организация будет иметь связи на многих промышленных заведениях и кроме того в каждом промышленном заведении будет иметься по нескольку кружков, а значит, и представителей, то является желательным ввиду неудобства многочисленного комитета (с точки зрения полицейских условий), чтобы представители кружков одного и того же промышленного заведения избирали (единогласно) из своей среды одного, который бы являлся членом комитета.

§ 3. Количество членов каждого кружка, присоединяемого к. организации, должно быть не меньше пяти (и не больше 12); только при таком количестве представитель его получает право быть членом комитета ... 1 рабочей организации.

§ 4. Каждый вновь возникший кружок может быть присоединен к общей организации не раньше, как по истечении трех месяцев со дня своего возникновения, причем он должен иметь кассу.

§ 5. Вопрос о присоединении вновь возникшего кружка к организации решается комитетом, после того как об этом кружке станет известно комитету через одного из членов комитета.

§ 6. Представителем кружка, а значит, и членом комитета может быть только организатор кружка, сменяемый кружком (единогласно) не иначе, как с согласия комитета.


О кружке.

§ 1. При организации кружка должно действовать возможно осторожнее и осмотрительнее, не сообщая ничего про организацию будущим членам кружка.

§ 2. Член старого кружка, организующий новый кружок, должен сообщить об этом представителю своего кружка (а не всему кружку), возможно больше знакомя его с этим делом, и получить согласие представителя на организацию кружка.

Примечание. 1 В случае неполучения согласия представителя на организацию кружка, член, организующий кружок, должен от этого воздержаться.

Примечание. 2 Лицо, организующее новый кружок, если оно состоит членом какого-либо кружка, не выходит из состава этого кружка, а может только руководить новым кружком и представительствовать от него в комитете до смены своей представителем, выбранным новым кружком из своих членов.

§ 3. Каждый новый член принимается в кружок не иначе, как с согласия всего кружка.

§ 4. Каждый член кружка доводит до сведения членов своего кружка о тех фактах эксплоатации и гнета, на которые ему приходится наталкиваться на заводе, фабрике и т. п. заведениях.

§ 5. Члены кружка периодически (по взаимному соглашению) собираются для чтения нелегальных брошюр и их обсуждения, для слушания лекций, докладов, рефератов, для обсуждения событий, проектов и т. п. и вообще по всем требующим кружкового собрания вопросам.

§ 6. Во время стачек, празднования 1-го мая и вообще демонстраций, производимых в интересах рабочего дела, члены кружков должны обращать особенное внимание на удобные моменты для разбрасывания нелегальных произведений и не во время стачек или демонстраций, а ввиду явной пользы, могущей произойти от распространения этих произведений».

Сноски

1 Вся дальнейшая часть абзаца взята (в беловике доклада) в прямые скобки 1 Так как большинство рабочих были мещане, мелкие собственники , т. е. не настоящие пролетарии.

16 Доклады соц.-демократических комитетов втсрсму съезду РСДРП.

1 Рабочие на этой фабрике приносили свои свечи для вечерней ра­ боты; в 1898 г . на фабрике было введено электрическое освещение, но это не избавило рабочих от повинности — с них стали вычитывать деньгами за освещение мастерских.

1 Дальнейшие до конца абзацы в рукописи (беловик) взяты в скобки. В черновике эта часть написана на отдельном листике, подложенном в тетрадь к основному тексту.

* Т. е. специально подобранном из наиболее активных и развитых рабочих.

1 Этот абзац в рукописи перечеркнут.

1 Взятые в скобки слова в оригинале зачеркнуты. Далее в рукописи следуют следующие, также зачеркнутые фразы: «Маевка 1903 г . Комитет предполагал в этому году устроить празднование 1 мая...».

1 Пропуск в рукописи.

 

OCR: misha811
Используются технологии uCoz