ДОКЛАДЫ СОЦ.-ДЕМОКPATИЧЕСКИХ КОМИТЕТОВ ВТОРОМУ СЪЕЗДУ РСДРП

 

[ИЗ ДОКЛАДА КИЕВСКОГО КОМИТЕТА].

.................................................................................................................
таких союзов было два: союз столяров и союз типографщиков. За заводским центром непосредственно стояла агитационная сходка из представителей кружков разных механических заводов, в которых у комитета имелись связи. Существовало демократическое, т. е. выборное начало. Так было до октября.

В октябре стало заметно, что революционная деятельность рабочих начала падать И стал раздаваться ропот недовольства в организации. Это побудило ремесленный центр принять некоторые меры, чтобы устранить недоверие. Так как сам ремесленный центр не был выбран, а составился из приезжих товарищей, рекомендованных как членами центра, так и комитетом, то он решил созвать (предварительно наметив ранее) лучших работников из представительских сходок, слившись с ними составным ядром. Это ядро наименовали руководительской сходкой. Таким образом официально центр как бы с этого момента уже перестал функционировать. Фактически он остался функционировать, пока окрепнет руководительская сходка. Центр думал, что, дав возможность представителям кружков проявлять больше личном инициативы, он приобретет навык деятелей в организационной работе. Центр ошибся в своих расчетах. Руководители думали воздействовать, проявляя личную инициативу, не на массу, а на высшую инстанцию, т. е. на комитет, в ущерб организационной работе. Они старались побудить комитет к более энергичной работе и в то же время сами почти сложили руки. Таким образом они лишили комитет главного его оружия — усиленной работы в массе.

Но жизнь скоро показала, что руководительская сходка существовать в ее целом составе в числе 18 человек не может благодаря квартирному вопросу, во-первых, затягивающимся де­ батам по всякому вопросу, во-вторых,—благодаря чему иногда не успевали обсуждать очень важных и экстренных вопросов, и, в-третьих, из-за большой неконспиративности собираться вместе всем лучшим членам целого района. Руководительская сходка пришла к выводу, что так существовать она не может. Она решила разделиться на две части, выделив сначала центр из 4 человек и предоставив центру распределить членов в ту или другую группу для более удобного ведения дискуссий. Таким образом ремесленный центр получил санкцию нижней инстанции, так как в центр были выбраны за исключением только одного члена все те, которые были и до того членами центра. Получив санкцию, центр ввел право кооптации. Этим члены центра нанесли первый удар выборному началу. Второй удар выборному началу нанес комитет, раскассировав заводский центр за бездеятельность. Но действительное зло было в самом комитете, так как там боролись два течения: «рабочедельческое» и «искровское». На этой-то борьбе, очевидно, и было сосредоточено все внимание комитета, так как всю организационную работу вели оба центра с частью (впрочем , незначительной) пропагандистов, которые продолжали ходить на кружковые занятия. Литература отсутствовала, прокламации не были удовлетворительны по мнению рабочих комитетов и судя по отзывам рабочей массы 1 .

В ноябре «рабочедельцы» стали сходить со сцены. Но тут-то и оказалось, что комитет, занятый борьбой в самом комитете, не следил за жизнью организованных рабочих. Победить в комитете еще не значило одержать победу, так как рабочие не были ознакомлены с новыми взглядами. И тут-то была совершена очень большая нетактичность: сразу, неожиданно для рабочих, как снег на голову, появилась комитетская прокламация о признании «Искры» руководящим органом. Получив эту прокламацию, рабочие не знали, что им делать с ней. Распространить ее — значило бы подчиняться слепо, без рассуждения, как в бюрократической государственной машине. Этого рабочие, как сознательные и уже отчасти привыкшие разбираться в жизненных явлениях члены организации, не могли сделать. Поэтому, обсудив этот вопрос, рабочие решили этой прокламации не распространять впредь до выработки сознательного и обдуманного отношения к этому шагу.

Категорическое требование представителя комитета относительно распространения этой прокламации еще более усилило то недоверие к комитету, которое уже было 1 .

С ноября до половины декабря были очень обостренные отношения между ремесленным центром и комитетом. Заводский центр не посвящали в то, что происходит в организации, на том основании, что он был только недавно вновь сформирован. Некоторые 2 члены ремесленного центра потеряли веру в возможность и продуктивность работы с таким комитетом 3 и, не желая поддерживать его или устраивать ему оппозицию, решили выйти самим из организации. Своим выходом они уменьшили значение ремесленного центра. К концу декабря организация как бы замерла. Занятия в кружках остановились, произошел, казалось, полный крах. Заводский центр, ориентировавшись несколько, потребовал у ремесленного центра объяснения, что все это значит — связи, прерваны, комитет бездействует... Пришлось его ознакомить с положением дел в комитете. Это выполнил один из товарищей. После совещания относительно положения дел в организации, а также в самом комитете, заводский центр уполномочил одного из членов совещательного собрания выразить комитету порицание и объявить ему, что рабочие социал-демократической организации комитет, как таковой, не признают, не считают его действительным, а потому объявляют его распущенным. На особом совещании некоторых товарищей как заводского, так и ремесленного центра, при участии одного пропагандиста, был сформирован новый комитет.

К новому году, 1903, были до некоторой степени восстановлены связи с кружками, снова началась работа, и явилась возможность смотреть вперед с надеждой на лучшее будущее. Таким образом Киевская организация вышла из неурядиц и передряг более окрепшей, что мы и видим из годового отчета комитета.

Всего с сентября 1902 г . было издано по май 1903 г . 42 печатных листка в количестве 50?500 экземпляров. «Искры» было распространено №№ 15—38 3 тыс. экземпляров, «Зари» №№ 2, 3 и 4 —150 экземпляров и изд. «Зари» брошюры «Что делать» и «Самодержавие и земство» приблизительно в том же количестве. Агитационная литература: брошюры «Самодержавие и стачки», «Кто чем живет», «Павел Руденко» Степняка, «Рассказы из французской революции», «Две речи», «Десятилетие Морозовской стачки». Не упомянутые «Южный рабочий» в 250 экземпляров и «Красное знамя» № 1 —150 штук. Спрос рабочих на агитационную литературу, которая бы в живой разговорной форме знакомила с основными положениями социал-демократии, как то: «Катехизис социал-демократа», «Что такое социализм?», «Что такое политическая свобода?», «Что такое самодержавие?», «Кому нужны еврейские погромы?», «Чего хотят студенты?», «Кому нужно войско?», «Что такое кризис?»

Далее в годичном итоге подчеркнуто слабое участие студентов и увеличение активных сторонников социал-демократии со стороны пролетариата. Подводя итог Красного креста, указывается, что из общего числа арестованных с января по май рабочих было более 75%.

Факты красноречиво говорят сами за себя.

Были две стачки — портных магазина готового платья по Александровской улице за увеличение поштучной платы на 50 и 75 коп. на штуку и кроватчиков проиграна 1 .

В прошлом гду «Рабочее знамя» окончило свое существование как отдельная организация, присоединившись к социал- революционерам.

Появление Бундовской организации, как отдельной нечто самостоятельной. Имеется документ 2 .

Майская манифестация в Киеве нельзя сказать, чтобы сошла удачно. Назначенная на 20-е демонстрация была комитетом отменена. Полиция подготовляла еврейский погром. После Кишиневских событий она распустила под рукой слух, что на 20 апреля [будет] произведен рабочими погром. Эта нелепость усердно распространялась городовыми и агентами полиции. Были разбросаны полицией возмутительные листки, с описанием невероятной истории, долженствующей возбудить религиозное чувство христиан. Нанята полицией банда босяков; им было предписано в случае демонстрации вмешиваться в толпу с криком: «бей евреев». Всюду расхаживали патрули 1 . Еврейское население Киева 1 , терроризированное Кишиневской бойней и убежденное, что полиция не задумается осуществить свой план, тысячами уезжало из Киева. Настроение жителей было самое тревожное. Еврейская беднота, в том числе ремесленники и рабочие, не имея возможности бежать, сидела по домам. Комитет решил, что устраивать демонстрацию при созданных полицией условиях невозможно, устраивать ее на улицах, наполненных лишь дворниками, полицией и шпионами, нет оснований. Решено было демонстрацию отложить и выпустить по этому поводу воззвание, объясняющее положение вещей. Кроме того комитет обратился ко всем социал-демократам с призывом к активной борьбе с громилами. Прокламация эта произвела самое благоприятное для социал-демократов впечатление. Отмена демонстрации и наше воззвание вызвали бурю негодования у так называемых социал-революционеров. Они решили устроить самостоятельную демонстрацию, но из этого ниего не вышло.

Тем не менее среди организованных рабочих боевое настроение преобладало. Накопившаяся энергия и негодование по поводу ближайших событий искали исхода. Отменить совершенно демонстрацию казалось невозможным, и она была назначена на 4 мая. Полиция и войска были великолепно подготовлены к этому событию, чего нельзя сказать о демонстрантах. Улицы были пусты, дворы, окружающие место демонстрации, были наполнены войсками, полицией и дворниками. Полиция не допускала соединяться даже по 3 человека и отбирала у проходящих палки, хватала людей по указанию шпионов. Нужно думать, что перед демонстрацией были произведены массовые аресты. Тем не менее демонстрантам удалось соединиться в количестве 70—80 человек и пройти со стройным пением по Прорезной улице. Здесь они были оцеплены и избиты казаками и отведены по участкам. Аре­ стовано всего перед демонстрацией 150 человек, во время и после демонстрации до 200 человек.

(Майские листки комитета, «Искры» и Организационного комитета.)

.


ПРИМЕЧАНИЯ.

Доклад Киевского комитета, к сожалению, сохранился далеко не полностью. В имеющейся в нашем распоряжении группе документов прежде всего совершенно отсутствует тот доклад о ранних этапах социал-демократического движения в Киеве, в высшей степени интересные цитаты из которого приведены В. П. Махновцем-Акимовым в его «Материалах для характеристики развития РСДРП» (Женева, 1905 г ., стр. 81, 85 и др.). Сохранился, и притом неполностью, только доклад о социал-демократической работе в 1902—1903 гг., написанный, несомненно, совершенно другими лицами, чем те, на которых ссылается Акимов. Эта дошедшая до нас часть доклада писана двумя почерками в обыкновенной школьной тетради (без обложки и первых страниц),— место, где кончается написанное первым почерком, отмечено в тексте особым примечанием. Первый из этих почерков принадлежит, несомненно, рабочему, вполне грамотному, почти не делающему грамматических ошибок, но явно не привыкшему к работе пером и несколько шероховато выражающему свою мысль. Написанное этим почерком кем-то проредактировано в отношении стиля. Внесенные при этом редактировании поправки только в очень немногих случаях могут быть сочтены меняющими оттенок мысли автора доклада, а потому эта часть последнего печатается с окончательного текста, т. е. такого, какой получился после редакционной его правки; в тех немногих случаях, когда первоначальный текст может иметь некоторый интерес для историка, он приведен в примечаниях, причем отмечено, кем сделано исправление, т. е. самим автором или редактором. Вторая часть доклада, посвященная почти исключительно одному моменту в жизни Киевской организации, а именно решению комитета отказаться от устройства первомайской демонстрации в 1903 г ., писана другим почерком, явно принадлежащим интеллигенту, но очень наспех, небрежно.

Первый из этих почерков редакции настоящего издания не известен, но имеются все основания полагать, что он принадлежит тому из делегатов Киевского комитета на втором съезде, который выступал под псевдонимами «товарищ Андрей» и «Николаев», а в печатных протоколах значится как Степанов (настоящая фамилия его Никитин,— см. его вспоминания в № 175 «Правды» от 29 августа 1928 г .). Почерк, которым совершены исправления редакционного характера, похож на почерк Е. М. Александровой. Почерк, которым писана вторая часть доклада, принадлежит, насколько удается установить, П. А. Красикову (по протоколам съезда — Павлович).

Вся первая половина доклада посвящена истории конфликта зимы 1902/03 г. между Киевским комитетом и рабочею частью организации. Об этом конфликте в литературе до сих пор почти никаких сведений не имеется; новейший историк Киевской соц.-дем. организации той эпохи Ст. Кокошко в своем очерке «Киiвський комiтет РСДРП в перiод II з'iзду партii » (харьковская «Летопись революции» № 1 за 1929 г ., стр. 73 и сл.) при освещении этого момента ограничивается пересказом тех о нем сведений, которые, на основании данного доклада, сообщены Н. С. Ангарским в № 10 «Пролетарской революции» за 1928 г .

В центре этого спора стоял вопрос об отношении к «Искре». Борьба из-за признания «Искры» в Киевском комитете велась в течение долгого времени. Киевские «искровцы» не раз поднимали этот вопрос в комитете , но до осени 1902 г . без успеха. Осенью 1902 г . комитет пошел на уступки и вначале хотел признать «Искру» с оговоркою о своем несогласии с ее приемами «в тактике и полемике». Такую формулу «искровцы» отвергли, требуя безоговорочного признания. Тогда комитет пошел и на дальнейшие уступки, приняв 1 ноября 1902 г. формулировку, предложенную «искровцами», — правда, большинством всего только одного голоса (эти сведения о борьбе в Киевском комитете, равно как и некоторые приводимые в дальнейшем детали о ней, нами заимствуются из неизданной переписки «Союза русских социал-демократов» с их сторонниками в Киеве). Вскоре после этого в заседании 27 ноября ст. ст. комитет одобрил образование Организационного комитета и обещал ему всяческую поддержку (письмо Ленгника в редакцию «Искры» от 4 декабря 1902 г ., «Пролетарская революция» № 6—7 за 1928 г ., стр. 120). Через несколько дней после этого в Киев прибыл делегат заграничного «Союза русских социал-демократов» (кто именно, установить нам не удалось), которому удалось сплотить сторонников «Союза», перед тем считавших дело борьбы с «искровцами» безнадежным, и на заседании 2 декабря ст. ст. решение о признании «Искры» было отменено, и уже выпущенный на эту тему листок комитета (о том, что он был выпущен, известно из списка изданий Киевского комитета, напечатанного в № 44 «Искры») не был распространен.

Этой победе сторонников «Союза русских социал-демократов» в сильной мере содействовало недовольство рабочей части организации (в Киеве тогда существовал особый «Рабочий комитет»), которая при решении вопроса, — в этом сходятся и показания печатаемого теперь доклада и свидетельства в переписке «Союза», — была совсем обойдена. Соответствующая часть доклада Киевского комитета особенно интересна тем, что в ней этот конфликт впервые освещается под углом восприятия его в свое время именно рабочею частью Киевской организации, — и притом человеком, по своим взглядам далеким от «рабочедельцев» (автор этой части доклада в (момент его составления примыкал к «большинству» II съезда).

Несколько позднее перевес «искровцев» в Киеве был восстановлен, — причем на их сторону перешла и рабочая часть организации, — и «Искра» вновь была признана Киевским комитетом; текст этой резолюции был опубликован в № 9 «Киевского рабочего листка» уже весною 1903 г . (он перепечатан в № 1 «Летописи революции» за 1929 г ., стр. 75).

В состав Киевского комитета эпохи выборов на II съезд входили — И . А. Исув, В. Л. Львов-Рогачевский, С. 3. Дижур, Я. Г. Френкель, А. Г. Шлихтер , А. М. Мельницкий, В. Вакар и Бердичевский.

Фактические данные о работе Киевского комитета, приводимые в этой части доклада, заимствованы из особого листка Киевского комитета, в котором были подведены «годичные итоги» его работы; подробное изложение этого листка дано в № 44 «Искры». Из этого же номера заимствованы и данные о количестве арестованных рабочих; из приводимой там статистики Киевского красного креста видно, что арестованные рабочие в конце 90-х годов составляли всего 10—15% к общему числу арестованных; постепенно поднимаясь, их число в 1902 г . достигло 48%, а в течение первых пяти месяцев 1903 г . оно составило уже 75% общего числа арестованных.

Заявление Киевского комитета «Рабочего знамени» о вступлении в ряды партии социал-революционеров напечатано в № 15 «Революционной России» (от января 1903 г .), стр. 23.

Решение Киевского комитета относительно отмены первомайской демонстрации в 1903 г . (мотивы этой отмены достаточно полно изложены во второй части доклада) в свое время вызвало довольно оживленную полемику в зарубежной литературе. Точка зрения Киевской организации социал- революционеров была изложена в корреспонденции, напечатанной в № 23. «Революционной России» (стр. 12—13); редакция этого органа солидаризировалась с киевскими социал-революционерами в особой статье, напечатанной в качестве передовицы в № 25 (эта статья была написана совместно М. Р: Гоцем и В. М. Черновым). Позиция Киевского комитета РСДРП была обоснована на страницах «Искры» в №№ 39 и 40.

В конце доклада, на полях, имеются еще следующие отметки, — несомненно, замечания для памяти относительно тех вопросов, которых следует коснуться в докладе:

«Сколько денег дал Киевский комитет «Искре»? «Демонстрация 2 февраля 1902 г . — большая». «Демонстрация 1 мая 1901 г . — блестящая». «Демонстрация 1903 г . — неудачная». .

Вместе с рукописью киевского доклада лежало адресованное «Киевскому комитету для сообщения Российской социал-демократической рабочей партии» заявление «социал-демократических групп средних учебных заведений Киева и Харькова». На заявлении этом имеется следующая пометка: «Киевский комитет предлагает своему делегату внести на обсуждение съезда это заявле­ ние, требуя его обсуждения». Как известно, вопрос о работе среди учащихся на съезде обсуждался, хотя и очень кратко, и по этому пункту была принята особая резолюция, внесенная Лениным (см. «Протоколы II съезда РСДРП», изд. «Прибой», стр. 337—338, а также «Ленинский сборник», т. VI , стр. 165—166), но заявление учащихся Харькова и Киева нигде до сих пор опубликовано не было; приводим его ниже полностью (на оригинале имеется печать: «Киевский комитет РСДРП»).

«Киевскому комитету для сообщения Российской социал-демократической рабочей партии.

Русское революционное движение, разрастаясь вширь и вглубь, захватило в сферу своего влияния и средние учебные заведения, возбудив там к себе внимание, интерес, а среди более идейной части учащихся — и искреннее сочувствие. Мы, группы сознательных учащихся, примыкающих по своим убеждениям к Российской социал-демократической рабочей партии, стремимся итти навстречу пробуждающемуся школьному движению.

С этой целью мы стараемся путем распространения в массе учащихся нелегальных книг, брошюр, газет, журналов, а также путем издательства собственных листков и журналов ознакомить учащееся юношество с современным революционным движением, разъяснить значение различных явлений русской жизни и правительственных мероприятий (особенно относительно средних школ); путем социалистической критики современного социально-экономического строя выяснить его полную ненормальность и вместе с тем ознакомить товарищей с идеалами социализма и задачами Российской социал-демократической рабочей партии. Кроме широкой массовой агитации мы стремимся организовать самообразовательные кружки и объединить их в один союз, желая этим содействовать общему развитию и расширению кругозора товарищей, а также с целью более удобной агитации и выбора лиц, годных для вступления в наши социал-демократические группы. Задача членов социал-демократической группы: изучение социально-экономических наук и революционного дела с целью подготовления к активной деятельности в революционном движении в качестве пропагандистов и агитаторов Российской социал-демократической рабочей партии или иным каким-либо образом. Ставя себе целью такие широкие задачи и всеми силами стремясь осуществить их, мы ясно видим, что сами, без поддержки партии, не будем в состоянии справиться со своим делом. Поэтому мы решили обратиться через посредство Киевского комитета к Российской социал-демократической рабочей партии с просьбой о постоянной поддержке и содействии нам со стороны партии. Мы предложили однородным с нашей организациям некоторых других городов присоединиться к этому заявлению. Но, к сожалению, дело было начато слишком поздно, и из полученных ответов мы узнали, что значительное большинство членов организации разъехалось на каникулы, оставшиеся же товарищи не имели права в таком важном случае присоединиться к заявлению от имени всей организации. Но, судя по полученным по этому поводу письмам, по изданиям некоторых организаций и по имеющимся у нас точным сведениям, мы твердо убеждены, что высказываемые нами взгляды и желания разделяются и рядом школьных организаций других городов. Рассчитываем, что с началом учебного года они, вновь собравшись, присоединятся к нашему заявлению. Желательно, чтобы поддержка и содействие учащимся со стороны партии выразились:

1. В соответственной инструкции местным комитетам и организациям партии об отношении к социал-демократическим группам средних учебных заведений.

2. В издании специальных программ для чтения в целях выработки стройного социал-демократического мировоззрения (обоснование социал-демократии, исторический материализм, классовая борьба, история революционного движения в России, социал-демократическая партия, полемика с народничеством, разногласия с социал-революционерами, отношения к другим партиям). (В программе желательна систематическая сводка пособий и краткие на них рецензии.)

 

3. В доставке подобранных библиотек, нелегальной научной и агитационной литературы и периодических революционных изданий.

4.  В руководящих указаниях по вопросам организационным, занятий, издательства, конспирации, сношений и пр. Социал-демократические группы средних учебных заведений Киева и Харькова. 28 июня 1903 г .

 

Сноски

1 Далее следовали зачеркнутые самим автором строки: «Деятельность организации к концу октября сильно стала сокращаться. За исключением Солдатской Памятки Л. Н. Толстого. В октябре и ноябре комитет еще тащился в его целом составе».

1 Далее следовали следующие, зачеркнутые лицом, редактировавшим доклад, строки: «но которые можно было уничтожить, не усиливая его нетактичностыо. Худа без добра не бывает или наоборот».

2 Первоначально было: «Ремесленный центр или, вернее, некоторые» и т. д. Исправление это сделано лицом, редактировавшим доклад.

3 Первоначально было: «таким учреждением, которое само колется надвое, и, не желая» и т. д. Исправление сделано лицом, редактировавшим доклад.

1 Так в подлиннике.

2 Все дальнейшее писано другим почерком.

1 Эта фраза вписана вместо: «войска были распределены» (исправление это сделано автором данной части доклада).

 

OCR: misha811
Используются технологии uCoz
У нас со скидками стойка к1152 всем и каждому.