ДОКЛАДЫ СОЦ.-ДЕМОКPATИЧЕСКИХ КОМИТЕТОВ ВТОРОМУ СЪЕЗДУ РСДРП

 

ОТ РЕДАКЦИИ.

Докладам комитетов РСДРП общепартийному съезду Ленин придавал весьма большое значение. Посылая Организационному комитету примерный список вопросов, которые должны быть освещены в докладах, Ленин писай: «...Я считаю очень важным и необходимым, чтобы Организационный комитет постарался ознакомить каждый комитет или группу со всем объемом интересных (и нужных) для съездов вопросов. Наш II съезд будет носить еще более учредительный характер, чем первый, и потому надо положить все силы, чтобы доклады были полнее и солиднее. Чем большую долю идеальной программы доклада выполнит каждая группа, тем полнее и точнее будет представлено на нашем съезде все движение в целом, тем прочнее будут результаты съезда...» 1 . К составлению докладов Ленин предлагал привлечь не только настоящих деятелей, но и отставших членов, т. е. лиц, находящихся в ссылке и за границей; он давал подробные указания, как надо составлять доклады и как распределить работу между отдельными членами комитетов. «...Само собой разумеется также, — писал Ленин, — что делегатам надо будет воспользоваться и партийной литературой, содержащей массу ответов на вопросы доклада, т. е. постараться свести воедино эту литературу, сделать экстракт всего существенного из нее, исправить ошибки, дополнить, присоединить то, что не могло быть напечатано по конспиративным соображениям, и т. д...» 2 .

Доклады делегатов на съезде Ленин считал обязатель­ными , если не in pleno съезда, то перед особой комиссией, перед ЦК и т. д.; предлагал не ограничивать доклады периодом времени от I до II съезда, а подробно осветить период, пред­шествующий 1898 г .



Этот набросанный Лениным «примерный» список вопросов представляет собой подробный конспект для составления исто­рии местного рабочего и социал-демократического движения.

Во всех представленных съезду докладах нетрудно заметить влияние этого плана Ленина. Доклады уделяют немало места истории местного революционного движения, причем наряду с использованием главным образом нелегальной литературы в докладах имеется немало и новых сведений.

Для истории социал-демократического движения доклады местных комитетов представляют несомненный интерес. Это такого рода документы, интерес которых заключается не столько в сообщаемых ими новых фактах, сколько в самом освещении докладчиками фактов уже известных, а поскольку докладчики в общем выражали настроение представляемых ими на съезде организаций, постольку доклады дают основание для суждения и о настроении этих организаций в целом.

Исследователь эпохи «Зари» и «Искры» — одного из самых интересных периодов революционной борьбы в России вообще и российской социал-демократии в частности — не может не остановиться на тех или иных, на первый взгляд «незначительных», расхождениях местных социал-демократических организаций с «Искрой», — расхождениях, которые на съезде, в процессе дискуссии, выросли до степени больших принципиальных разногласий.

Эти разногласия, приведшие к расколу только что образовавшейся партии, не могут быть поняты без изучения всего «искровского» периода в целом. Печатаемые в настоящем сбор­нике доклады местных социал-демократических комитетов, наряду с опубликованной Институтом Ленина 1 перепиской В. И. Ленина с агентами «Искры», членами русской организации «Искры» и членами Организационного, комитета, дают ценнейший мате­риал для понимания предсъездовских настроений и группировок.

Из 26 организаций, принявших участие в работах съезда, представили доклады только 14 организаций (помимо русской организации «Искры»): 1) Петербургский комитет (доклад о «петербургском расколе»), 2) Московский комитет, 3) «Южный рабочий», 4) Социал-демократический союз горнозаводских рабо­чих юга России, 5) Донской комитет, 6) Киевский комитет (найдена только часть доклада), 7) Северный рабочий союз, 8) Тверской комитет, 9) Тульский комитет, 10) Сибирский союз, 11) Ба тумский комитет, 12) Екатеринославский комитет, 13) Саратов­ский комитет и 14) Бакинский комитет.

Прочитанные на XII и XIII заседаниях доклады трех по­следних комитетов (Екатеринославского, Саратовского, Бакин­ского) до сих пор не разысканы; с другой стороны, в архиве Института Ленина обнаружен доклад Батумского комитета, ко­торый не был прочитан на съезде. Это дает основание полагать, что не исключена возможность нахождения не только всех прочитанных на съезде докладов, но и других, которые несом­ненно в том или ином виде были съезду представлены.

Большинство печатаемых в настоящем сборнике докладов печатаются с копий, сверенных с оригиналами, находящимися в заграничном архиве «Искры». Доклады Московского и Батумского комитетов печатаются с оригиналов, хранящихся в Институте Ленина. Доклад организации «Искры», составленный Н. К. Крупской, перепечатывается нами из «Пролетарской революции» с сохранением примечаний, приводимых в журнале (№ 1, 1928 г .); доклад этот представляет выдающийся интерес; в сжатом изложении он дает краткий очерк истории развития искровской организации и является таким образом естественным и неизменным введением к настоящему сборнику докладов местных комитетов II съезду.

Все представленные съезду доклады говорят о признании «Искры» руководящим органом партии: одни — безусловно, разделяя и организационные взгляды «Искры», другие — с оговорками и умолчаниями. Наибольший интерес в этом отношении пред ставляет «Южный рабочий». В представленном съезду докладе он очень подробно развивает мысль о необходимости создания мас­сового популярного социал-демократического органа печати в России наряду с «Искрой», которая не должна в смысле популяр­ности изложения приспособляться к уровню широких рабочих масс. Не трудно понять, что объективно это привело бы к созданию второго не только идейного, но и организационного центра, не говоря уже о чрезвычайной трудности и вредности дробления сил и средств, в которых в то время ощущался огромный недостаток. Вполне понятно, что Ленин еще задолго до съезда выступил против этих сепаратистских стремлений «Южного рабочего», однако делегаты «Южного рабочего» и на съезде продолжали защищать эту антиискровскую идею.


Представитель «Южного рабочего» входил в Организационный комитет; влияние «Южного рабочего» в предсъездовский период было весьма значительно не только на юге России. Небезынтересно поэтому несколько подробнее остановиться на истории взаимоотношений «Южного рабочего» с «Искрой», к тому же это об легчит понимание организационных взглядов «Южного рабочего», как они изложены в докладе.

Б. Н. в статье «Из эпохи «Искры» и «Зари» 1 , рассматривая позицию «Южного рабочего» в свете основных разногласий между группой «Освобождение труда и «Рабочим делом», приходит к выводу, что позиция «Южного рабочего» совпадает с позицией «Рабочего дела». «...Весь подход «Южного рабочего» к поста н овке политических вопросов целиком «рабочедельческий»... в его статьях нет даже намеков на «узловые пункты», в которых схо дятся и переплетаются интересы как пролетариата, так и дру гих классов, теснимых абсолютизмом... Если что-нибудь и отличает тактическую позицию «Южного рабочего» от «Рабочего дела», то это не принципиальные основы первой, а яркий политический темперамент, с которым редакция «Южного рабочего» эту пози цию развертывает... Возможно, что это различие политического темперамента скрывало в себе зачатки будущей политической эво люции «Южного рабочего» от тактических взглядов «Рабочего дела» к «Искре»...»

Эта характеристика «Южного рабочего» относится к более раннему периоду жизни «Южного рабочего» (1900—1901 гг.), когда его идейными вдохновителями были Гинсбург и Лалалянц. Что касается «политической эволюции» «Южного рабочего», то по этому вопросу следует иметь в виду, что хотя в 1902—1903 гг. «Ю. Р.» и признал «Искру» руководящим органом партии, но в организационном отношении он мало чем отличался от своих прежних рабочедельческих взглядов. Если же принять во внимание расхождения с «Искрой» по вопросу о роли крестьянства в предстоящей революции и переоценку «Южным рабочим» зна чения либеральной буржуазии, то мы будем иметь тот комплекс идей и настроений, которые на съезде оформились как меньшевизм.

Для характеристики второго периода «Южного рабочего»
особый интерес представляет свидетельство одного из видных
деятелей «Южного рабочего» В. Н. Розанова (на съезде — Попов) не разделявшего еще весной 1902 г . взглядов Е. Левина (на съезде — Егоров) о полном слиянии «Южного рабочего» с «Искрой». Группа «Южного рабочего» в это время была разбита арестами, и это обстоятельство играло известное значение в стремлении Левина к слиянию с «Искрой». «...Я, — говорит В. Н. Розанов ,— не соглашался с этим мнением, потому что хотя ярко политическое направление «Искры» и импонировало мне, но ее стремление к гегемонии, ее полемика с «Рабочим делом» мне не нравились...»

Ко времени совещания в комитетах южных городов положение изменилось в том смысле, что Розанову удалось вновь организовать нелегальную типографию и даже выпустить прокламацию против террора.

«На совещании, — говорит В. Н. Розанов, — Е. Я. Левин защищал точку зрения полного слияния с организацией «Искры», я — противоположную. Принятая резолюция была напечатана в «Искре». Она говорила о солидарности с «Искрой», но не говорила о роспуске группы «Южного рабочего». Она была компромиссом, но с преобладанием «искровцев», каковыми в то время были все члены, кроме меня (в идейном отношении)(курсив мой. Н. А.). Организационно никто к группе «Искры» не принадлежал» 1 .

В свете этого разъяснения становится понятной и характеристика «Южного рабочего» в письме Г. М. Кржижановского от 8 августа 1902 г . (т. е. вскоре после совещания южных комитетов) в редакцию «Искры»: «...В Самару явился от «Южного рабочего» посланный с предложением содействовать работе «Южного рабочего», основанной: 1) на платоническом, признании «Искры» в руководящей роли с поправкой: «она недостаточно популярна», 2) группировке всех сил около «Южного рабочего», превращен­ного в «Русского рабочего».

Почти одновременно с этим (29 июля 1902 г .) «Южный рабочий» извещает «Искру» о необходимости объединиться в одну общерусскую организацию с сохранением «Южного рабочего» и реорганизацией его в общерусскую газету; попутно «Южный рабочий» сообщает о своем «недовольстве» полемикой «Искры» с либералами и несогласии в оценке роли крестьянства в предстоящей революции.

В ответе на это письмо Ленин, приветствуя немедленное объединение, в мягкой форме возражает против стремления группы издавать «Русский рабочий», так как это «не только поведет к распылению сил, но может дать повод Питеру (неискровским элементам Питера) издавать «Рабочую мысль», как тоже «разъяснительный», популярный и т. п. орган, — и это в такой момент, когда Питер готовится прекратить «Рабочую мысль» и взяться наконец за настоящую работу над «Искрой». Однако, несмотря на вхождение «Южного рабочего» в Организационный комитет и заявление о признании «Искры», общая политическая линия «Южного рабочего» остается в общем все та же. В письме в редакцию «Искры» уже от 11 марта 1903 г . Г. М. Кржижановский писал: «Народ там по сути дела хороший и дельный, но нутро их глубоко нам чуждо и поглощено своими автономными целями и делами. Их прямо-таки нехватает на общие дела.

«Весь центр тяжести их интересов — это их собственное дело. Досадно страшно. У нас возникают теперь вот еще какие соображения: как бы все рабочедельцы не перекочевали к нему, перспектива возможная» 1 .

Так же характеризует «Южного рабочего» и Мартов. В одном из своих писем к Аксельроду он говорит, что «они лишь наполовину «свои» — «ортодоксы», но с камнями за пазухой и своим организационным патриотизмом».

Как (известно, предчувствие Г. М. Кржижановского не лишено было основания: на съезде рабочедельцы голосовали вместе с делегатами «Южного рабочего» и мартовцами,— всех их в конечном счете объединила борьба против того организационного плана Ленина, который до съезда разделялся «старой» «Искрой». Большой интерес для историка эпохи «Зари» и «Искры» предста­вляет так называемый «единый фронт» искряков-практиков в России против редакции, о чем рассказывает в своих воспоминаниях Гольдман (см. комментарии к докладу «Искры»). Гольдман всю суть разногласий искряков-практиков с редакцией «Искры» сводит к попыткам редакции непосредственно решать и руководить всей организационной деятельностью искряков. Это большое заблуждение.

Расхождения искряков-практиков, работающих в России с редакцией «Искры», касались не «мелочной регламентации» их практической деятельности, а затрагивали основные вопросы строительства партии, т. е. те самые вопросы, по которым возникли на II съезде партии непримиримые разногласия между большинством и меньшинством съезда.

Еще в июле 1901 г ., получив от Цедербаума и Ногина проект организации в Питере районного органа русской организации «Искры», Ленин писал Цедербауму в Вильно: «Это что-то невероятное!: После целого года отчаянных усилий удается только что начать группировать для этой громадной и самой насущной задачи штаб руководителей и организаторов в России... и вдруг опять рассыпать храмину и возвращаться к старому кустарничеству!: Более самоубийственной тактики для «Искры» я не могу себе и представить! Районный орган подобно существующему «Южному рабочему» — что значит опять затратить сызнова массу средств и людей на редакцию, технику, экспедицию и пр. и ради чего? Ради пяти номеров в 1 1/2 года!.. Кустарничество гораздо более злой враг, чем «экономизм», ибо глубочайшие жизненные корни «экономизма» по нашему глубочайшему убеждению лежат именно в кустарничестве...» 1 .

Месяц спустя Н. К. Крупская ту же мысль разъясняет Гольд ­ману: «Цель издания «Искры» не только писать и печатать газету, цель — при помощи газеты создать общерусскую организацию, которая бы не уходила всецело в интересы того или другого района и имела бы в виду прежде всего интерес всей русской партии. Эта организация должна связывать и объединять работаю­щие на месте организации, служить связующим звеном... Орга низация общерусская еще не существует. Начаться она должна с организации правильной доставки литературы. Чтоб это было возможно, необходимо иметь как можно больше связей. Поэтому следует не жалеть денег для разъездов. Надо выяснить величину спроса..., запасаться адресами для явок, 'для посылки литературы багажом... Точно так же на русской организации должно лежать всецело и дело распределения получаемой литературы. Она должна распределить между собой функции, назначить людей для раз­возки, секретаря и т. п.» 2 .

Далее Н. К. Крупская предлагает для обсуждения от имени редакции план деятельности русской организации. План этот предусматривает целую систему мероприятий для укрепления «Искры» и упорядочения русской организации искряков.

Вот эта-то практическая, деловая работа и не нравилась русским «искрякам», усматривавшим в ней сведение всей своей работы к техническим функциям, тогда как они хотели «делать политику» самостоятельно, создавая районные бюро «Искры» и т. д. Коротко говоря: организационная эмансипация русских искряков от единого центра — редакции «Искры» на деле привела бы к распылению работы, сил и средств и в конечном счете к ослаблению организационного и идейного влияния «Искры» на пути к созданию партии. «Смешно было бы желать,— писала Н. К. Крупская В. Н. Крохмалю в Киев в октябре 1901 г .,— отсюда руководить всеми деталями организации... Но от общего руководства организацией «Искры» редакция, конечно, не может отказаться и никогда не откажется. Вы знаете, что цель… не только издавать газету, но при помощи этой газеты создавать общерусскую организацию... Отсюда ясно, что мы относимся крайне отрицательно ко всяким попыткам создавать местные орг аны или особые порайонные организации. В настоящее время для общерусской организации... еще ничего не сделали». Далее Н. К. Крупская снова развивает план практической деятельности русских искряков 1 . К этому же основному вопросу возвращается и. Ленин в декабре 1901 г . в письме к Гольдману: «...Все будущее «Искры» зависит от того, сумеет ли она побороть местное кустарничество и районную обособленность и стать на деле общерусской газетой...» 2 .

Сдержанное отношение к «Искре» наблюдалось в Донском комитете и в Социал-демократическом союзе горнозаводских рабо чих юга России.

А. Локерман, делегат съезда и автор печатаемого в настоящем сборнике доклада, так характеризует состояние организации в 1902 г . «...Борьба направлений, разногласия различных органов нас почти не достигали. Отдельные экземпляры «Искры» в конвертах начали получаться только с № 20. Первая книжка «Зари» была получена в феврале 1903 г . «Рабочее дело» хотя и получалось, но никогда ни симпатиями, ни влиянием не пользовалось. Интеллигенция и рабочие к нему были одинаково постыдно равно-

душны. «Южный рабочий» за время своего существования снискал глубокие симпатии и интеллигенции и рабочих. Появление каждого номера «Южного рабочего» было для рабочих праздником. Но все же отношение к нему нельзя сравнивать с тем колоссаль ным успехом, которым пользовалась у нас «Свобода». Одна книжка «Свободы» значительно расширяла круг читателей нелегальной литературы. Каждая статья «Свободы» перечитывалась массу раз. И под ее впечатлением самые индиферентные рабочие стали вы­ражать страстное желание, горячее желание почитать нелегаль­щину. В «Искре» нравился только отдел фактических сообщений. Статьи же — программные, полемические и значительное боль­шинство политических — совершенно недоступны не только сот­ням, но даже и десяткам. Лучшие рабочие не понимают «Искры»...»

Широко распространять «Свободу» только потому, что она нравится рабочим, расценивать «Искру» с точки зрения хроники — все это вряд ли могло способствовать борьбе за создание партии. И не иронией ли звучит заявление, что «стоя в стороне от различных течений и направлений... мы все же попали на верную дорогу». В чем же эта «верная дорога» заключалась? В признании «Искры» руководящим органом? Но этого мало. Нельзя же одно временно признавать «Искру» и воспитывать рабочих на «Свободе», которая занималась науськиванием масс на «организацию революционеров» и уверяла своих читателей, что «Искра» «рубит здоровый ствол экономизма».

Существенное значение для историка имеет характеристика значения «Южного рабочего», сделанная одним из видных социал- демократических комитетов юга России. Столь же положительную, характеристику «Южного рабочего» отмечают и многие другие комитеты. Автор доклада на съезде занимал позицию «болота», голосуя по большинству вопросов вместе с мартовцами и южно рабоченцами, после съезда примкнул к меньшинству.

С большим запозданием (лето 1903 г .) признал «Искру» и Союз горнорабочих юга России, да и то не единогласно. Комитету не нравился полемический тон «Искры», указывалось на недоступность газеты даже для передовых рабочих. Организационный же план «Искры», в части руководства движением из-за границы, считался невыполнимым и вредным. Поддерживая связи с «Искрой», комитет не порвал своих сношений с «Красным зна­менем» и «Рабочим делом». Вообще следует отметить, что накануне II съезда в целом ряде комитетов, признавших «Искру», получалась и распространялась явно враждебная «Искре» литература. До некоторой степени это можно объяснить острым недостатком вообще революционной литературы, однако историк партии не может пройти мимо принципиальной невыдержанности: многих искровских комитетов и организаций.

Делегатом от Горнозаводского союза был А. Мошинский (Львов), примкнувший к меньшинству съезда.

Таким образом большинство южных комитетов, находившихся в сфере влияния «Южного рабочего», хотя и признали «Искру» руководящим органом партии, тем не менее на съезде примкнули к тому течению, которое изменило организационным и тактическим принципам «Искры» и которое сейчас же после съезда организационно оформилось как меньшинство РСДРП, увлекши за собой и всю группу «Освобождение труда».

Читаешь доклады местных комитетов, огромную переписку «Искры» с ее агентами и членами Организационного комитета и видишь, какую напряженную и труднейшую работу приходилось выполнять «Искре» и главным образом Ленину по созданию партии: эти вечные заботы о средствах, о транспорте, о людях, инструктирование местных комитетов, их организация — и все это одновременно с лихорадочной работой по изданию «Искры» и раз­работкой насущных вопросов движения.

И даже в тех комитетах, которые были настроены к «Искре» наиболее дружелюбно, не все обстояло благополучно. Правда, эти комитеты быстро выправили линию и, признав «Искру», оста лись уже верны ее основным принципам и на съезде, но все же Ленину приходилось вести с этими дружественными комитетами: значительную переписку. Достаточно припомнить хотя бы программу Северного союза, принятую на Воронежском съезде в 1902 г ., которая подверглась жестокой критике Ленина 1 .

Особый интерес представляет доклад о «Петербургском расколе ». Интерес доклада заключается не в характеристике борьбы, а в столкновении различных взглядов и принципов социал-демокра­тической организации. Доклад излагает историю раскола в «ис­кровском» Петербургском комитете после победы в нем «ис­кровцев» над «экономистами». Отвергая организационные взгляды и политическую линию «Искры», «экономисты» попытались аннулировать постановление комитета о признании «Искры» и «Зари» руководящими органами партии, и когда это им не удалось, они, вместе с рабочим комитетом, провозгласили себя «Комитетом ра бочей организации Союза борьбы».

Вслед за этим возникает так называемая «оппозиция» и в самом «искровском» комитете. Во главе этой «оппозиции» становится группа районных врачей: Лукомский, Эльцин, Бронштейн. По своим организационным и политическим взглядам «оппозиция» тогда уже определилась как будущий меньшевизм. При таких условиях борьба за правильную искровскую линию, борьба на два фронта: и против «экономистов», и против «искровцев» на словах и оппортунистов на деле — приобретала большое значение. Этим объясняется то особое внимание, которое «Искра» и главным образом Ленин уделяли борьбе «искровцев» за влияние в Петербурге 1 .

О работе московской социал-демократической организации до
клад съезду был представлен Бауманом («Грач»).

Непосредственного участия в жизни московской социал-демократической организации 90-х годов Бауман не принимал, но все же он сообщает немало новых сведений. Ценность доклада Баумана заключается в систематизации почти всего известного в то время материала по истории социал-демократического движения в Москве и в освещении этого материала с точки зрения актив ного «искровца».

Сделанная Бауманом характеристика рабочего и социал-демократического движения 90-х годов в общем совпадает с характеристикой С. И. Мицкевича в сборнике «На заре рабочего движения в Москве». Первые шаги рабочего движения, говорит Бауман, не лишены были известного эффекта и что «было время, когда Москва не шла в хвосте других городов». Этот период, по мнению Баумана, заканчивается 1896 годом. За 1897—1898 гг. он ничего не может отметить, кроме нескольких стачек в пользу сокращения рабочего времени. Что рабочее движение в эти годы (1897 1898 гг.) пошло на убыль по сравнению с его размахом в 1896 г .— это факт бесспорный, однако в истории московской социал-демократической организации необходимо отметить группу И. Ф. Дубровинского, которая после разгрома Союза в декабре 1896 г. стала во главе Московского рабочего союза и успешно руководила работой в течение года. Не упоминает Бауман и об организации осенью 1898 г . Московского социал-демократического комитета (М. Ф. Владимирский, А. И. Ульянова, П. Луначарский и др.).

Однако даже в Московском рабочем союзе ( 1896 г .) Бауман замечает, что никакой определенной программы Союз не имея и что «тактика и принципы варьировали согласно со взглядами отдельных кружков и лиц, входящих в состав вновь провозглашенного Московского рабочего союза».

Из рассмотрения печатных листков Союза Бауман приходит к выводу, что Союз уделял главное внимание экономической борьбе, однако он отнюдь не склонен усматривать в этом «экономизм». В то время «эконом ическая» борьба и ее лавры , говорит Бауман, «опьяняли многих деятелей и они склонны были ви­деть в первой стадии рабочего движения чуть ли не единственный путь освободительной борьбы пролетариата. То же самое случилось и с Московским союзом. Это с особенной рельефностью выступает в более поздней прокламации по поводу ветровской демонстрации. Тогда Рабочий союз резко и принципиально вы­сказался против участия рабочих и социал-демократов в улич­ной демонстрации, устраиваемой студентами». Замечания Баумана об «экономических» настроениях и, пожа­луй, некотором экономистском уклоне в деятельности Московского рабочею союза не лишены основания. Это особенно подтвер­ждается той позицией, которую занял Союз по поводу ветровской демонстрации. Бауман не приводит текста этой проклама­ции, повидимому таковая не была ему известна. Нам также не пришлось видеть подлинника этой прокламации. Есть основание полагать, что содержание московской прокламации идентично с прокламацией Киевского союза борьбы. Между этими союзами, накануне намеченного, но не состоявшегося I съезда (весной 1897 г .), поддерживались оживленные сношения.

Помимо всего этого «намеком» на нарождающийся «экономизм», по мнению Баумана, может служить ответ Московского рабочего союза Аксельроду в связи с Лондонским международным кон­грессом. Аксельрод в письме к Союзу указывал на особую важ­ность для политического воспитания рабочих развивать в них чувство пролетарской солидарности со своими западно-европей­скими товарищами. Помимо того Аксельрод рекомендовал практиковать политическую агитацию среди рабочих, исходя из кон­кретных вопросов и фактов общественной жизни.

Есть основание предполагать, что посланное весной 1896 г . письмо Аксельрода возымело свое действие и, если не обусловило собой посылку мандата В. Засулич на Лондонский конгресс от 2000 московских рабочих, то в значительной мере способствовало обращению Московского союза к конгрессу. Что же касается пред­лагаемой Аксельродом, совершенно новой по тому времени, по­литической агитации по поводу конкретных фактов, то это встре­тило весьма недружелюбный и высокомерный ответ Союза.

Отмечая отсутствие какой-либо программы у Московского рабочего союза, Бауман ничего не упоминает о программе Московского союза борьбы за освобождение рабочего класса. Правда, этот листок Союза борьбы можно назвать программой очень условно и-с весьма большой натяжкой. Повидимому, листок этот не был известен Бауману.

Н. П. Милютина в брошюре «Первые годы» и Московский истпарт в письме в редакцию «Пролетарской революции» (№ 6—7 1928 г .) подвергли эту программу довольно суровой критике, отметив ее «невыдержанность, туманность, расплывчатость и полное несоответствие программы с теми задачами русской социал- демократии, которые тогда уже отчетливо были формулированы В. И. Лениным в его нелегальных произведениях».

Против такой оценки программы Союза решительно возражает активный деятель этого периода А. Н. Винокуров в статье «О большевистских истоках московской партийной организации». А. Винокуров считает, что программа 1898 г . «представляет правильную программную установку, стоит, так сказать, на высоте своего времени, и в этом нет ничего удивительного,— говорит А. Н. Винокуров, — если... познакомиться со связями, какие имел Московский союз борьбы 1898 г . Связи эти были с Киевом, Петербургом, Вильно... Для наглядного подтверждения правильности своей оценки программы Союза А. Н. Винокуров сопоставляет; тексты трех программ: Союза борьбы, манифеста I съезда: и проекта программы Ленина 1895—1896 гг.

Мы думаем, что историк партии не может даже сравнивать проект программы Ленина с листком Союза борьбы, что же касается сравнения с манифестом I съезда, то и в этом отношении московский листок представляет собой: во-первых, слабую копию, ухудшенное издание манифеста, во-вторых, и это самое главное, весьма неясно формулирует очередные задачи Союза, выдвигая на первый план борьбу с капиталистами, второй же задачей считает подготовку рабочего класса к политической революции. Те «связи», о которых упоминает А. Н. Винокуров, вряд ли могли гарантировать Московскому союзу ясность политических формулировок.

Доклад организации «Искры», охватывающий период с апреля 1901 г . и до образования Организационного комитета (ноябрь 1902 г .), поднимает завесу над той огромной, совершенно неиз­вестной широким партийным массам работой, которую вела в « подполье» организация «Искры», и прежде всего Ленин, по со­зданию партии. Доклад «Искры», а также опубликованная в VIII Ленинском сборнике переписка Ленина с агентами «Искры» и чле­нами Организационного комитета, переписка «Искры» с местами, опубликованная в № 6—7 «Пролетарской революции» за 1928 г .— все это дает ценнейший и совершенно незаменимый материал для изучения замечательного периода в истории российской социал- демократии.

Огромная, невероятно трудная работа по налаживанию транспорта литературы, связей с лицами в условиях хронического безденежья и беспрерывных провалов, недостаток преданных «Искре» людей при наличии шатаний в целом ряде комитетов — все это на­ряду с ожесточенными искровскими «фронтами»: борьба с самодержавием , всеми видами оппортунизма и революционного авантюризма — в ком не вызовет вое это удивления и преклонения перед величием совершенной работы!

На фоне всей этой многосложной борьбы «Искры» за партию доклады местных социал-демократических комитетов приобретают особое значение.

Выше мы уже приводили характеристику «Искры», сделанную рядом южных комитетов в своих докладах съезду («рабочие «Искры» не понимают» и т. д.),— небезынтересно сопоставить отзывы этих интеллигентских комитетов, по преимуществу, с непосред ­ственными отзывами самих рабочих. В апреле месяце 1901 г ., читаем в докладе «Искры», один рабочий пишет из Иваново- Вознесенска: «Газета «Искра» распространяется и нравится рабочим, почему наша касса решила четверть своих доходов отда­вать на «Искру»...» В сентябре из Орехово-Зуева пишут: «Искра» у нас читается нарасхват, и сколько доставлено — вся находится в ходу. Благодаря ей чувствуется сильный подъем у рабочих.

(А вот Донской комитет сообщает, что «Искру» рабочие не читают, а «Свобода» пользуется огромным успехом. Н. А.). Особенно много толкуют по поводу статьи по крестьянскому вопросу в № 3 1 , так, что требуют доставить этот номер...»,

«Здешние рабочие, — пишут из Нижнего, — относятся к «Искре» очень сочувственно, гораздо лучше, чем здешние интеллигенты», а вот Киевский комитет в средине 1901 г . сообщает, что «Искра» «завоевывает признание себе и своей программе не полемикой с «Рабочим делом», а своей практической деятельностью», и что комитет «пойдет за тем, кто доставит ему литературу». Таково было положение дел, говорит Н. К. Крупская, в большинстве комитетов.

«Комитет пойдет за тем, кто доставит литературу!...»

Это признание Киевского комитета вполне совпадает с практикой ряда других комитетов (Союз горнозаводских рабочих, Дон­ской комитет и др.), которые не делали особого различия между «Искрой», «Рабочим знаменем» и «Свободой», лишь бы была «ре­волюционная» литература...

Доклад «Искры» потребовал наибольшего количества ком ментариев в связи с напечатанной в VIII Ленинском сборнике перепиской Ленина с агентами «Искры», с самарским бюро и «Южным рабочим».

Само собой разумеется, комментарии носят лишь характер пояснений и дополнений. Теперь, после опубликования значитель­ной части переписки организации «Искры», доклада Н. К. Круп­ской и докладов местных социал-демократических комитетов II съезду 2 , а также целого ряда воспоминаний, можно уже при­ступить к составлению истории «искровского» периода, исполь­зовав для этой большой исследовательской работы и неопубли­кованные еще материалы и документы.

В приложении к докладу организации «Искры» даются: не­опубликованный еще доклад Ю. Мартова о деятельности лите ратурной группы «Искра» (Ленин, Мартов, Потресов), составлен ный для Белостокской конференции 1902 г ., и доклад редакции «Искры» заграничной Лиге.

Доклад Ю. Мартова представляет несомненный интерес. В своей исторической части доклад совпадает с теми местами, «Что делать?», где речь идет об организации в Петербурге в 1895 г . общерусской газеты «Рабочее дело». В докладе упоминается точно так же и о литературных предприятиях «Группы» 1898—1899 гг.» которые в «Что делать?» фигурируют, как «второй и третий факты», т. е. об обращении к Мартову с предложением создать в ссылке «литературную лабораторию» партии, с одной стороны, и о попытке Бунда привлечь Ленина и Мартова к участию в. составлении № 3 «Рабочей газеты».

Комментарии и примечания к докладам составлены Б. И. Николаевским. Им же доклады подготовлены к печати, за исключением докладов «Искры», Московского и Батумского комитетов. Примечания редакции оговорены особо. Комментарии к докладу организации «Искры» просмотрены Н. К. Крупской.

Доклад о «петербургском расколе» и комментарии к нему просмотрены т. Е. Д. Стасовой, доклад Донского комитета просмотрен тт. С. И. Гусевым и В. И. Невским, причем последним написаны «Замечания» к докладу. Доклад Северного рабочего союза и комментарии к нему просмотрены тт. А. М. Стопани и О. А. Варенцовой.

Многие ценные разъяснения и указания названных товарищей с благодарностью использованы редакцией.

Н. Ангарский.

1 Ленин, Собр. соч., т. V , изд. 2-е, стр. 212.

2 Там же, стр. 213.

1 См. VI и VIII Ленинские сборники, а также № 6—7 «Пролетарской революции») за 1928 г .

 

1 «Каторга и ссылка» 1927 г., 5—6.

 

 

1 VIII Ленинский сборник, стр. 275.

 

 

1 «Пролетарская революция» 1928 г ., № 6—7, стр. 174.

 

 

1 VII Ленинский сборник, стр. 185.

2 VIII Ленинский сборник, стр. 197.

 

1 VIII Ленинский сборник, стр. 203.

2 Там же, стр. 213.

 

 

1 Ленин, Собр. соч., т. V .

 

 

1 См. письма Ленина и Н. К. Крупской к Е. Д. Стасовой, В. П. Краснухе и И. И. Радченко. ( VIII Ленинский сборник, а также Собр. соч. Ленина, т. V , стр. 134—139).

 

1 Статья Ленина «Рабочая партия и крестьянство».

2 Ленин , Соч., т. IV и Лениские сборники.

OCR: misha811
Используются технологии uCoz