Вадим КАССИС, Каххар РАШИДОВ 

Афганистан сегодня


Афганистан наш южный сосед Его населяет более пятнадцати с половиной миллионов человек. Это чудесный край древней культуры, горных вершин и цветущих оазисов бескрайних пастбищ и хлебных нив, хлопковых и цитрусовых плантаций. Но не экзотика приковала в эти дни к этой стране внимание и взоры всей планеты Афганистан ставший на путь борьбы нового передового с отжившим, старым, превратился сегодня в символ непоколебимой веры в победу народа над черными силами империализма и реакции.

Нам, журналистам-известинцам, довелось быть свидетелями последних событий в Демократической Республике Афганистан Мы беседовали с министрами и рядовыми рабочими, крестьянами, представителями интеллигенции, воинами афганской народной армии, бывали на предприя­ тиях и вузах, в воинских гарнизонах и горных аулах Собранные воедино, наши наблюдения и составили основу этой книжки, посвященной жизни и борьбе наших афганских друзей.

Вадим Кассис, Каххар Рашидов. Афганистан сегодня

 


СОДЕРЖАНИЕ

Вместо предисловия

 

ВРЕМЯ БОРЬБЫ И СВЕРШЕНИЙ

Народ защищает революцию

Поступь кабульских рабочих

Директору фабрики 24 года

Мохаммед строит дороги

Крестьяне встречают весну

Газеты, буквари книги

«Человек с ружьем»

Смелые люди Саланга

Новый путь караванов

Борцы Мазари-Шарифа

У патриотов Джелалабада

Вертолет над Пактией

Опираясь на массы

 

ОТПОР КЛЕВЕТНИКАМ И ПРОВОКАТОРАМ

Возвращение

Слово моулави

Фабриканты дезинформации

Яд на острие пера

Покровители убийц

Провал заговора

 

ИЛЮСТРАЦИИ


 

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

  Афганистан — наш южный сосед Его населяет более пятнадцати с половиной миллионов человек. Это чудесный край древней культуры, горных вершин и цветущих оазисов бескрайних пастбищ и хлебных нив, хлопковых и цитрусовых плантаций. Но не экзотика приковала в эти дни к этой стране внимание и взоры всей планеты Афганистан ставший на путь борьбы нового передового с отжившим, старым, превратился сегодня в символ непоколебимой веры в победу народа над черными силами империализма и реакции

  Рождение новою, передового всегда очень важно. Когда же оно касается целой страны, всего общества, сотни лет остававшегося на низкой ступени социально-экономического развития, то этот факт приобретает огромную значимость для судьбы целой нации.

  Апрельская революция 1978 года совершенная под руководством Народно демократической партии Афганистана (НДПА) стала именно такой вехой в жизни этой страны Она нашла горячею поддержку, живой отклик в сердцах рабочих, крестьян, кочевников, представителей интеллигенции, всех слоев афганского общества. В выдвинутых и осуществляемых народной властью демократических преобразованиях — ликвидации феодальных отношений, ростовщичества, неграмотности нищеты афганский народ увидел осуществление своей вековой мечты о свободе и счастье

  Однако империалистические силы, эти душители народно освободительного движения, не оставили своих агрессивных планов по отношению к стране, представляющей для них, по утверждению западной печати, «особо важное стратегическое значение» «Идея» превратить Афганистан в стратегическую военную базу, в форпост империалистических сил, нацеленный против Советского Союза с новой силой проявилась после того, как Соединенные Штаты навсегда потеряли свои позиции в Иране и решили «заменить» его Афганистаном. Именно, и это ни для кого не секрет, тогда началась вся эта возня с «афганскими повстанцами», прикрывающая намерения внешней и внутренней реакции покончить с Апрельской революцией с демократическим строем в этой стране

  В ход было пущено буквально все шантаж, подкуп и угрозы организация бандитских диверсионных групп создание для них опорных пунктов и баз в приграничных районах Диверсанты и террористы, по тайным горным тропам пробирающиеся на афганскую территорию, объединяясь в банды, убивают жгут, грабят Цель антиафганских провокаций, благословляемых, направляемых и щедро поддерживаемых из-за рубежа, ясна посеять панику, страх, вызвать беспорядки и антиправительственные выступления. Но как показало время, все попытки такого рода тщетны Афганский народ дает должный отпор внешним и внутренним врагам. Он твердо стоит на позициях Апрельской революции, на платформе братства и всестороннего сотрудничества со своим испытанным и верным другом — Советским Союзом. В свою очередь советские люди, питая к афганскому народу самые искренние, добрососедские чувства, оказывают ему бескорыстную помощь в его борьбе за новую жизнь Изобличая империалистическую и пекинскую пропаганду, сознательно и беззастенчиво искажающую советско-афганские отношения, Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного Совета СССР товарищ Л. И. Брежнев, отвечая на вопросы корреспондента «Правды», заявил. «Разумеется, никакой советской «интервенции» или «агрессии» не было и нет. Есть другое, мы помогаем новому Афганистану по просьбе его правительства, защищать национальную независимость, свободу и честь своей страны от вооруженных агрессивных действий извне»

  Позиция Советского Союза, его верность своим обязательствам, стремление к миру и безопасности во всех регионах земного шара близки и понятны афганскому народу, который выражает ему свою искреннюю признательность

  Нам, журналистам-известинцам, довелось быть свидетелями последних событий в Демократической Республике Афганистан Мы беседовали с министрами и рядовыми рабочими, крестьянами, представителями интеллигенции, воинами афганской народной армии, бывали на предприятиях и вузах, в воинских гарнизонах и горных аулах Собранные воедино, наши наблюдения и составили основу этой книжки, посвященной жизни и борьбе наших афганских друзей.

  ВРЕМЯ БОРЬБЫ И СВЕРШЕНИЙ

 

НАРОД ЗАЩИЩАЕТ РЕВОЛЮЦИЮ

  В канун Нового, 1980 года словно по заказу Кабул завалило снегом. Покрытые белыми шапками машины, автобусы с большим трудом пробивались по занесенным улицам. но министерства, ведомства и другие учреждения начали свой рабочий .день, как обычно.

  — Обычно? Это не совсем так,— говорит Али Мохаммад—сотрудник министерства планирования Демократической Республики Афганистан.—Сегодня мы работаем по-новому. Мы открываем новую страницу в истории нашей .родины.

  И действительно, эту же мысль высказывали многие наши собеседники. На лестничной площадке редакции «Хакикате инкилабе саур» состоялось знакомство с коллегами. Только что закончилась редакционная летучка. У нас не вызвало удивления, что некоторые из журналистов вооружены автоматами: сегодня афганцы защищают свою революцию.

  От кого? Главный редактор центрального органа ДРА Асадулла Кештманд в своем мнении категоричен:

  — Силы внешней реакции и империализма через своих ставленников, врагов афганского народа, пытались задушить нашу революцию. Но их старания и на этот раз оказались тщетными. Мы, афганцы, благодарны нашему испытанному другу и доброму соседу Советскому Союзу. Как и в прежние времена, в трудную для афганского народа пору он по нашему зову пришел на помощь.

  Перед страной стоят серьезные политические, организационные, экономические проблемы. Но афганские патриоты и -их авангард — Народно-демократическая партия Афганистана, под руководством которой была совершена при поддержке всех слоев населения Апрельская революция, полны решимости преодолеть все трудности.

  Западная пропаганда взахлеб и на все лады кликушествует по поводу «руки Москвы». Комментируя эти высказывания «западных голосов», наши собеседники, Будь то рабочие, ремесленники, врачи или студенты, пожимали плечами: «Собака лает, а караван идет».

  Афганский народ уверенно смотрит в будущее. В те первые дни нового года мы побывали в разных районах столицы, встречались и беседовали с представителями самых .различных слоев населения.

  Необычайно колоритны базары старого Кабула, с которых город когда-то начинался, прежде чем разрастись и стать афганской столицей. «Именно здесь бурном потоке времени сохранился как бы островок, традиционный, в котором, несмотря на визг автомобильных тормозов, неоновые рекламы или одетых в узкие джинсовые брюки девушек, продолжает биться пульс Древнего Востока со средневековыми лабиринтами бесчисленных улочек, вдоль которых в крошечных лавочках сидят торговцы всевозможными товарами. Их не переводимые ни на какой язык возгласы тонут в многоголосье базарных шумов. Славно звенья одной цепи, на многие километры раскинулись кварталы лепешечников, мясников, медников, гончаров, продавцов ковров и тканей, старинной посуды

  Не случайно говорят, что базары являются главным украшением восточных городов. Это утверждение, почерпнутое из древних рукописей и перекочевавшее ныне во все путеводители для туристов, наталкивает на сравнение шумных, всегда многолюдных торговых рядов с зеркалом, в котором опытный глаз может увидеть отражение быта и культуры жителей, а иногда и барометр экономической и политической жизни, определяющий настроения горожан. В самом деле, здесь ничего не скроешь Базар в сложных ситуациях сродни реакции флюгера на дуновение ветра. В те дни оживленные деловые разговоры торговцев и покупателей, спокойно снующих в толпе мальчишек — продавцов сигарет говорили сами за себя.

  В целом «барометр» кабульского базара показывал «ясно». В пользу такого вывода свидетельствовало многое. И прежде всего по всему видно — не прерваны питающие базар связи с деревней и оптовиками. Одним словом, афганская столица живет полнокровной жизнью. Работают аэропорт, радио и телевидение, открыты кинотеатры

  В беседе с нами ткачиха текстильной фабрики Фируза Комил сказала:

  — Мы крайне благодарны советскому народу за помощь, которая нам оказана. В двух словах невозможно выразить ту степень горечи, которую пришлось испытать моему народу. Сегодня, мы уверены, с этим покончено навсегда.

  Рабочий-строитель Рим Пируз подчеркнул, что Советский Союз в течение 60 лет помогал афганскому народу. Свидетельством этой дружбы стали многочисленные предприятия, которые были построены с помощью советских людей.

  Помнится, что первый день 1980 года совпал со знаменательным событием — 15-й годовщиной создания НДПА. Намеченные ею демократические преобразования, конечной целью которых является строительство нового общества, без эксплуатации человека человеком, стали делом всего народа. Именно об этом говорил, выступая по радио и телевидению, генеральный секретарь ЦК. НДПА, председатель Революционного совета и премьер-министр ДРА Бабрак Кармаль.

  Этой дате было посвящено торжественное заседание руководящих органов Афганистана с участием представителей общественности. Заседание прошло с большим подъемом во дворце Чехель-Сотун. Мы сами были тому свидетели.

  А потом мы с волнением держали в руках первый номер только что вышедшей газеты «Хакикате инкилабе саур». В ней публиковались состав правительства, послание Бабрака Кармаля на имя Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнева, обращение Бабрака Кармаля к народу, а также ряд материалов, связанных с внутренней жизнью страны и ликвидацией последствий антинародного режима Амина.

  Для нас, журналистов, все представляло интерес, любая тема волновала. Правда, в работе возникали и некоторые сложности. Например, самые первые репортажи в редакцию «Известий» приходилось передавать не из корреспондентского пункта или номера гостиницы, а непосредственно с радиоцентра, находящегося в пригороде Кабула, вооружившись наушниками и обычным микрофоном. К этому не совсем привычному способу мы вынуждены прибегнуть потому, что телефонная связь с внешним миром оказалась нарушенной. Причина? Очередной террористический акт контрреволюционных сил, направляемых международной реакцией.

  Но когда в министерстве связи ДРА нам сообщили, что буквально через несколько дней связь будет восстановлена, все вздохнули с облегчением. Это не только упрощало работу, но и давало возможность повысить оперативность.

  — Бесценную помощь в этом нам оказали советские друзья,— оказал в беседе с нами афганский инженер Сидик Гуль Ахмад.— Их опыт и самоотверженность заслуживают самых горячих слов благодарности. И это всего лишь один пример в цепи советско-афганского сотрудничества, близких добрососедских отношений двух стран. Завод химических удобрений в Мазари-Шарифе, электростанция в Наглу, крупнейший ирригационный комплекс в Джелалабаде, высокогорная магистраль через неприступные скалы Гиндукуша — вот неполный перечень важнейших объектов, сооруженных при участии советских специалистов.

  После победы в Афганистане Апрельской революции это сотрудничество приобрело новое качество, стало еще более тесным и плодотворным. Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве от 5 декабря 1978 года — наглядное тому свидетельство.

  — Вот почему, когда над нашей страной нависла угроза, обращение афганского правительства к Советскому Союзу с настоятельной просьбой об оказании срочной политической, моральной, экономической помощи, включая военную, было делом естественным, логически подготовленным всей историей дружбы наших народов. Именно в этом проявилось огромное доверие к бескорыстному соседу и другу,— заявил студент Кабульского политехнического института Шамахмуд.

  Запомнилось еще одно событие тех первых январских дней. Людское море вокруг площади Пуштунистан было поистине необозримым. Здесь состоялась встреча горожан со своими земляками, томившимися в политической тюрьме Пули-Чархи. По специальному указу нового правительства Афганистана, подписанному генеральным секретарем ЦК НДПА, председателем Революционного совета и премьер-министром ДРА Бабраком Кармалем, ее ворота были открыты для тех, кто незаконно, без суда и следствия, был лишен свободы.

  Бесконечный автомобильный поток в три, а то и в четыре ряда протянулся почти на 15 километров от города до тюремных ворот. Казалось, весь транспорт афганской столицы выехал сюда. В такси, автобусах, личных автомобилях ехали люди в эту издавна наводившую ужас цитадель, чтобы принять личное участие в этом знаменательном для всех афганцев событии

  Местные и иностранные журналисты, в числе которых были и мы, имели возможность не только видеть эту потрясающую человеческое сердце картину, когда сотни людей, надолго оторванных от своих родных и близких, дождались наконец этого дня свободы, но и беседовать е этими людьми.

  Высокий интеллигентный человек, только что покинувший тюремную камеру, с волнением отвечает на наши вопросы:

  — Я — доктор экономических наук, профессор университета. Я знал, я верил, что правда победит! Спасибо нашей Народно-демократической партии, нашему правительству за то, что они нашли в себе силы и мужество побороть тьму, уничтожить пробравшихся к власти изменников и агентов империализма. Снова «ад нашей родиной сияет солнце свободы!

  К этим словам присоединяется и 70-петнй крестьянин из провинции Саманган, семья которого из 35 человек, в том числе женщины, старики и дети, из-за наговора была арестована и брошена в тюрьму.

  Нам, свидетелям этого события, особенно хочется отметить, что, несмотря на естественную напряженность человеческих чувств, моральная обстановка здесь была отнюдь не тягостной. Люда не только радовались, обнимались, целовались, но во всем их облике чувствовалась какая-то решимость и воля, желание в тесно сплоченных рядах афганских патриотов бороться за честь, свободу и независимость своей родины, против внешней и внутренней реакции, за новее счастливее общество.

  — Мы хорошо понимаем,— заявил нам рабочий Иса Ахмад, — что революций без борьбы не бывает. Мы готовы к этой борьбе и уверены, что победим в ней, так как идеи Апрельской революции дороги и близки нашему народу, вставшему сегодня на защиту ее завоеваний.

  Да, революций без борьбы, борьбы тяжелой, затяжной, не бывает. Вот лишь несколько примеров, фактов, с которыми нас столкнула жизнь на-афганской земле.

  ...Человек лежал ничком, неестественно поджав под себя руки. Он еще подавал признаки жизни. Но, судя по всему, силы покидай его. Эту страшную сцену, разыгравшуюся буквально в ста шагах от корпункта «Известий» в Кабуле, мы увидели, оказавшись на месте, где несколькими минутами раньше раздался переполошивший весь квартал взрыв. Но достаточно 'было уяснить случившееся, как естественное человеческое участие к умирающему сменилось захлестнувшей всех волной гнева и возмущения. Перед нами был террорист, диверсант, собиравшийся бросить гранату во двор лицея Хабибия, где находилось в это время много детей.

  Судьба распорядилась иначе. Что-то не сработало, и смертельное оружие разорвалось в руках бандита. Несколькими минутами позднее в Кабуле была предпринята одна из попыток контрреволюционного выступления. Взрыв в лицее — так же, как несколько других в различных частях города, — .должен был послужить сигналом к мятежу. Но он был быстро подавлен силами безопасности при активной помощи жителей столицы, как отмечалось в официальном сообщении. Провокационные выступления врагов Апрельской революции, подчеркивалось в нем, осуществлялись при поддержке зарубежных империалистических реакционных кругов.

  В разное время пришлось нам побывать и в гарных кишлаках, где орудовали бандитские шайки и где их постигла та же участь, что и в Кабуле. И это закономерно: революцию защищает народ. Но хочется сказать с другом — о холодной жестокости тех, кто пытается запугать афганский .народ, помешать ему идти по избранному им пути строительства новой жизни. Ведь только подумать: основывать свои расчеты на убийстве детей!

  А вот рассказ очевидцев бандитских налетов.

  — Они не только сожгли школу, но и убили учителя,— сказал житель местечка Мусакала в провинции Гильменд Мухаммад Джума.— Он был хорошим, добрым чеяввеком, единственным учителем открытой после Апрельской революции школе.

  Односельчанин М. Джумы Исадар Мухаммад, говоря о нападении банды, не мог скрыть волнения и глубокой ненависти:

  — Эти потерявшие человеческий облик звери твердили, что, дескать, их действия направляет аллах, наказывая нас за какие-то грехи.

  Но всевышний покарал их самих — все они были уничтожены или взяты в плен, славными воинами народной армии.

  A вот что сообщил в канун Нового года канадский журнал «Маклинз мэгэзин»: опорные пункты афганских мятежников, находятся на территории Пакистана. Все они проходят здесь подготовку. Так, указывает журнал, вскрылся один из наиболее опасных и наиболее тщательно охраняемых секретов Пакистана: присутствие на его территории офицеров и инструкторов китайской армии, которые работают в этих опорных пунктах.

  По сведениям министерства внутренних дел ДРА, в Пакистане обосновались «идеологи» и практики афганской контрреволюции — Моттемади, Гульбуддин Экматиар, Рахбани. Их поддерживают и финансируют США, определенные круги из Египта, Саудовской Аравии и некоторых других стран Запада. Здесь отмечают также, что без поставок оружия, боеприпасов, без создания американским ЦРУ лагерей по обучению террористов и диверсантов вся вражеская камарилья не сумела бы продержаться и дня. Но в настоящее время банды ведут подрывную работу против органов народной власти на периферии, мешают работе транспорта и т. д.

  Любители грязных пропагандистских кампаний в первых числах января 1980 года подняли шум о некоем «советском вмешательстве» в дела Афганистана. Этот маневр им понадобится для того, чтобы ввести в заблуждение мировую общественность, возмущенную решением НАТО: о размещении в Западной Европе нового американского ракетно-ядерного оружия, нацеленного на Советский Союз, чтобы отвлечь внимание от постоянного наращивания военных сил США на Ближнем Востоке и в районе Персидского залива.

  Можно сказать, что и запевалы, и подпевалы лезли из кожи вон. Хор был достаточно многоголосен, но отчаянно фальшив. Если уж говорить о чьем-то вмешательстве в афганские дела, то надо было прежде всего апеллировать не к мнимым, а достоверным фактам. Эти факты как раз и оказались в наших руках, и мы получили четкий ответ не вопрос, кто же именно занимается самым наглым; беззастенчивым вмешательством в дела суверенного Афганистана, кто покушается на завоевания Апрельской революции.

  — Сейчас подойдет грузовик, и вы увидите все сами; — негромко сказал сотрудник управления безопасности ДРА и распахнул перед нами дверь. — Почти все оружие мы привезли сюда с пакистанской границы. Бандиты проникают главным образом там, где более сложный рельеф, где горные проходы больше похож» на звериные тропы, а не на нормальные дороги

  Изучать калибры, пересчитывать, количество патронов в тяжелых магазинах — дело экспертов. Нам было важнее, установить принадлежность, заводскую марку оружия, которое сегодня перебрасывают в Афганистан враги Апрельской революции. Мы также хотели видеть тех, кто держал эти почерневшие от пороховой гари нечищенные стволы, кто нажимал на спусковые крючки и лязгал затворами.

  Ответы мы получили на все вопросы. Соединенные Штаты и Китай в первую очередь открыли свои арсеналы для предателей афганского, народа, для уголовников и просто наемных убийц. Кое-что, видимо, на первых порах, создавалось в потайных мастерских Пакистана кустарным способом.

  — Все это захвачено нашими воинскими подразделениями в разное время, — продолжает он. — Оружие попало в. руки наших врагов также из разных мест-— из США, Египта; Пакистана, Китая: Можете в этом убедиться сами, познакомившись с маркировкой. А это (он показывает на заваленный листовками, брошюрками, плакатами стол) — идеологическое оружие, печатная пропаганда. Всю эту макулатуру бандиты, проникающие на афганскую территорию, разбрасывают в деревнях, на дорогах

  Нам показывают на обведенные карандашом на карте кружочки с названиями лагерей, где готовят террористов и диверсантов, — «Черат», «Бах», «Пар», «Мирала», «Мирам-Шах», «Тирхейль», «Садда», «Четрель»... Всего более тридцати. Есть они и близ города Пешавара. Помимо этого, до 40 тысяч бандитов проходят подготовку в самом Китае

  — Я думаю, что рассказывать о целях и задачах лагерей по подготовке лазутчиков и террористов вам не нужно. Лучше сами поговорите с ними, — заканчивает наш собеседник

  Их трое, физически крепких молодых мужчин. Они стали предателями, изменив родине и перейдя на сторону врага. Двое поддались лживой пропаганде, один завербован из числа уголовников. Абдулла Голль — бывший студент Кабульского университета, Абдул Малек не закончил и восьми классов школы, Абдул Басир дезертировал из школы кадетов

  Они сидят перед нами, опустив головы. Раскаяние пришло, конечно, поздно, но все-таки пришло. И они все подробно, в деталях рассказали следователям, признав себя полностью виновными.

  — Кто занимался с вами в учебных лагерях?

  Этот вопрос мы задаем по очереди каждому. Ответы совпадают — в числе других были и американские, и китайские инструкторы.

  — Каков был характер занятий?

  Выясняется, что их тренировали примерно по той же программе, по которой готовили во время вьетнамской войны «зеленые береты» — головорезов первой статьи.

  А. Голль и А Малек обучались мастерству убивать, грабить, насиловать под Пешаваром на базе «Гульбахар-2». А. Басир провел положенные три месяца в местечке Корм, тоже на пакистанской территории. В задачу его небольшой террористической группы входило: во-первых, переброска в Афганистан оружия — 30 винтовок, 20 автоматов, 200 ручных гранат и 2S тысяч патронов. Обосновавшись в районе деревушки Тезин, бандиты должны были подготовить базовый лагерь и ждать подхода очередной диверсионной группы.

  — Чем конкретно занималась ваша группа?

  А. Басир рассказывает, что она жгла посевы, совершала налеты на селения, перерезала линии электропередачи в районе Сароби.

  — Кто давал вам последние инструкции и наставления?

  Задержанные столь же едины в своих ответах — у них принимали экзамены и благословляли на преступления американские и китайские инструкторы.

  Абдулла Голль темной ночью появился в районе Газни тоже для того, чтобы убивать своих земляков. Абдулла был вооружен 20-заряд-ной американской винтовкой. Что же касается задания, полученного бандитом, то оно состояло из двух, так сказать, дополняющих друг друга разделов: поджигать дома, посевы, школы, убивать людей, а кого можно — агитировать переходить на сторону контрреволюции. «Главный базис» для агитации — религия. Абдулла должен был внушать в основном неграмотным крестьянам, что новая власть, дескать, будет уничтожать мечети, бросать в застенки настоятелей. Ну, а где же этот 25-летний «муж» сам-то получил образование? Под чьим руководством он «ликвидировал неграмотность» и прошел курс насилия и мародерства?

  — Меня обучали американские и китайские инструкторы, — отвечает он нам — Они же снабжали нас в лагере, где мы проходили подготовку перед переброской через границу, деньгами и оружием.

  — Сколько человек обучалось на вашей базе? Кто официально занимал пост ее начальника? Назовите имена.

  Абдулла отвечает быстро, без запинки:

  — Хозяйничал в лагере Мухаммед Наби. Однажды я видел список лиц, состоящих на котловом довольствии, — всего сто человек.

  По признанию других задержанных террористов, особая роль в подготовке и развертывании деятельности бандитских формирований принадлежит Пекину, его секретным службам. Современные китайские богдыханы уже не первый год твердят о том, что восточные районы Афганистана входят в перечень так называемых утраченных китайских территорий. С утроенной силой эта идея стала муссироваться пропагандистской машиной после Апрельской революции 1978 года. Пекин постоянно держит связь с промаоистской группировкой «исламская партия Афганистана», подталкивая ее к актам террора и саботажа любых мероприятий НДПА. Именно с помощью головорезов из этих банд и развернулась вооруженная борьба против афганского правительства в районах Кунар, Нангархар, Кандагар, Гор, Пактия и некоторых других. Особый интерес в Пекине питают к провинции Бадахшан. Протяженность афгано-китайской границы составляет 70 километров горной местности, но и там китайцы умудрились создать целую цепь своих баз, откуда перебрасываются на территорию суверенного Афганистана оружие и бандитские шайки. Одну из таких банд возглавил крупный феодал Рахманкул. Он орудовал в восточной части так называемого Ваханского коридора. Банда состояла из 500 человек. Они самым зверским образом расправлялись с активистами НДПА, зарывая людей живыми в землю, отрезая уши, выкалывая глаза... Крупная банда, вооруженная и возглавляемая китайскими советниками-инструкторами, была разгромлена в районе города Файзабад — центра провинции Бадахшан.

  Следует напомнить, что силы контрреволюции, в том числе антиправительственные промаоистские группировки, давно задались целью консолидировать усилия, объединить свои действия. Именно с этой целью в январе 1979 года при участии Китая в Герате состоялся их съезд. В своеобразной, резолюции этого сборища прямо указывалось на необходимость усиления вооруженной борьбы против нового Афганистана, «используя китайских инструкторов и рекомендуемые Пекином методы». А в конце ноября 1979 года в западногерманском городе Мюнхене состоялась очередная встреча представителей эмигрантских группировок и военных руководителей «мятежа». И здесь обговаривался со всех сторон вопрос о координации действий, расширении террористических и диверсионных акций против Афганистана. Мюнхен, где нам довелось недавно побывать, как известно, может быть, и не по своей воле, стал «кузницей кадров для подготовки и проведения акций «психологической войны» вскоре после второй мировой войны. Именно в этом городе обосновалось около двухсот эмигрантских организаций и спецслужб. Убийцы, власовцы, националисты, каратели — все они укрылись за стенами радиостанции «Свобода» и прочих антисоветских и реакционных гнезд для того, чтобы мешать борьбе всех людей доброй воли за мир и социальную справедливость. Верховодят в этом хоре националисты из ЦРУ. И вот теперь в Мюнхене был создан еще один центр — так называемый «Исламский совет спасения Афганистан»». Ему поручается контролировать и направлять деятельность баз и опорных пунктов по подготовке контрреволюционеров. И надо сказать, что за время с июля 1978 года по ноябрь 1979-го на этих базах прошли подготовку до 15 тысяч террористов и диверсантов «Самую активную роль, по свидетельству журнала «Каунтерспай», во всей этой грязной работе играют агенты американских спецслужб. Они весьма активно орудуют в районе пакистано-афганской границы, используя в качестве прикрытия, в частности, так называемое управление по борьбе с наркотиками и американскую организацию «Фонд Азии». Итак, перед нами — еще одно свидетельство низкой и подлой политики врагов афганской революции, сил внешней и внутренней реакции.

  «Решение правительства Соединенных Штатов приступить в сотрудничестве с Китаем к осуществлению программы широкого перевооружения Пакистана представляет собой самую серьезную угрозу национальным интересам Индии, нашей свободе и суверенитету — заявил секретарь Национального совета Компартии Индии Н К. Кришнан. — Американский империализм решил осуществить программу широких поставок оружия военной диктатуре Пакистана, включая бомбардировщики и реактивные истребители. Поступили также сообщения о том, что Каракорумское шоссе, проложенное через территорию, незаконно отнятую китайцами у Индии, широко используется в качестве стратегической дороги с целью организации перевооружения Пакистана.

  Одновременно империалистические государства развязали разнузданную антисоветскую кампанию под предлогом так называемой «советской угрозы» в .Афганистане Разглагольствования империалистической пропаганды представляют собой лишь дымовую завесу, призванную замаскировать агрессивную глобальную политику империалистов, которую они согласовали и начали осуществлять после сессии совета НАТО 1978 года»

  Что же касается оружия, которое поступает в бандитские формирования, то об этом, в частности, рассказал республиканский кандидат в президенты США Рейган. Он подтвердил тракт о секретных поставках американского оружия бандам мятежников в Афганистане. Эту информацию Рейган получил официально от государственного департамента США Отвечая на вопросы журналистов по поводу незаконности перебросим оружия афганским басмачам, Рейган сказал: «Бессмысленно болтать о неправомерности акции, которая уже осуществлена»

  Стало также известно о том, что значительная часть оружия, поступающего мятежникам, проходит через руки крупного торговца пистолетами и пулеметами международного класса Каммингса. Каммингс — агент ЦРУ, главарь частной фирмы «Интерармс», которая имеет свою штаб-квартиру в английском городе Манчестер. Ее вашингтонское отделение расположено неподалеку от Пентагона, а фабрика по производству оружия дислоцируется в штата Вирджиния

  В середине января Каммингс хвастался побывавшим у него журналистам: «Мои заказчики в любой момент могут приехать на мой склад и получить оружие в любом количестве и любого назначения…» Есть данные о том, что на этом самая складе в Манчестере Каммингс постоянно держит не менее 200 тысяч единиц боевой техники.

  Комментарии, как говорится, излишни.

 

  ПОСТУПЬ КАБУЛЬСКИХ РАБОЧИХ

  Кабул, как и все древние города Востока, полон контрастов. Узкие кривые улочки, где трудно разминуться даже двум велосипедистам, и широкий асфальтированные магистрали; крошечные дуканы на одного продавца и супермаркеты — большие магазины самообслуживания; ручные тележки — Карачи и троллейбусы; глинобитные, уже давно отжившие свой век, покосившиеся лачуги и многоэтажные здания.. Однако экзотика быстро отступает на второй план, когда ближе знакомишься с городом

  Безусловно, современных строений в афганской столице немало. Но все же они пока в явном меньшинстве Накануне Апрельской революции 197В года в справочниках приводились такие цифры: из 70 тысяч домов, в которых проживают кабульцы, 40 тысяч практически непригодны для жилья В старой части города, словно налепленные друг на друга кибитки, они, лишенные элементарных коммунальных удобств, особенно наглядно говорят сами за себя Плотность населения достигает здесь 1.200 человек на один гектар Жилищная проблема была и остается одной из самых сложных и первоочередных задан, стоящих перед народной властью

  «ДСК хонасози» — так называют кабульцы свой домостроительный комбинат, прибавив к русскому сокращению ДСК перевод на пушту — домостроение. В местный лексикон наше название попало не случайно Построенный при техническом содействии Советского Союза, комбинат был передан в дар афганскому народу и быстро снискал добрую славу У первую очередь потому, что является пока единственным в стране предприятием, способным вест крупнопанельное строительство благоустроенных многоэтажных жилых домов и других объектов на современной индустриальной основе с учетом необходимой здесь сейсмостойкости

  Кабульский домостроительный комбинат, который мы посетили, расположился на одной из живописных окраин, у подножия горного, кряжа.

  — Что могло быть ценнее этого дара для города, остро нуждающегося в жилье,—этими словами начал свою беседу председатель комбината Ахмад Шах Ясини По его словам, предприятие уже построило более трех тысяч квартир, 17 школ, десятки магазинов, детские сады, кинотеатр, учебные; заведения.

  Прочно вошло в. разговорный язык кабульцев и другое слове — микрорайон. В восточной части города разбиты его кварталы многоэтажных зданий, возведенных комбинатам Современная планировка, системы центрального отопления и канализации, зеленые зоны — все эти преимущества и сегодня выгодно отличают этот массив от других районов города.

  В одном из цехов ДСК мы познакомились с кадровым рабочим Абдулом Гафаром. Здесь он старожил—участвовал еще в закладке первого камня на строительстве будущего комбината. Начав с чернорабочего, сейчас является бригадиром арматурщиков.

  — Этим я обязан- прежде всего советским специалистам, которые трудятся здесь,— рассказывает А Гафар — Именно они сумели заразить меня своей энергией и настойчивостью, зародить во мне стремление овладеть рабочей профессией, постоянно совершенствовать свои знания.

  Его слова дополнил руководитель предприятия, сообщив, что советскими специалистами обучено и подготовлено более полутора тысяч квалифицированных рабочих, мастеров и бригадиров.

  Мы узнаем, что наш собеседник является главой родившейся недавно рабочей династии. Рядом с ним в цехе трудятся уже два его сына.

  — На подходе и остальные,— улыбается мастер — А всего их у меня восемь.

  На наш вопрос о переменах в его жизни после Апрельской революции Абдул Гафар отмечает, что ее победа явилась кровным делом всего рабочего класса страны. Уже в первые месяцы народной власти на 10—15 процентов была повышена заработная плата, осуществлен ряд мероприятий по улучшению бытовых и жилищных условий работ никое Был создан профсоюз, принимающий активное участие в управлении производством.

  — Заботу о себе мы почувствовали сразу же,—вступает в разговор другой рабочий — Мухаммад Акбар — Взять хотя бы одно из первых решений демократического правительства ДРА, возглавляемого Н М. Тараки В нем прямо говорилось «В связи с тем, что труженики Кабульского домостроительного комбината в течение многих лет возводили дома, но сами их не имели, построить для них рабочий поселок за счет государственных средств»

  Этот поселок, расположенный недалеко от производственных корпусов, мы посетили в знаменательные для него дни. В двух новых красавцах домах шли последние приготовления к приему новоселов Скоро здесь в современных квартирах со всеми удобствами поселятся особо нуждающиеся в жилье рабочие семьи. В поселке со временем вступят в строй и другие дома, в основном пятиэтажные Здесь будут построены школа, магазин, спортивный комплекс

  Говоря о последних событиях в Афганистане, все рабочие, с которыми мы беседовали, единодушны в своем мнении

  — Враги Апрельской революции и народа,— сказал мастер Мухаммад Ибрагим,— хотели бы любыми путями затормозить наше движение вперед. Империалисты США, китайские реакционеры делают ставку на террористов, бандитов и предателей всех мастей Но наш народ под руководством Народно-демократической партии Афганистана твердо стоит на защите своей свободы и независимости На этом пути у нас есть верный и испытанный друг — Советский Союз, который в минуту опасности, нависшей над нашей республикой, пришел к нам на помощь.

  Монтажник Ахмадбек гневно осудил вмешательство во внутренние дела- Афганистана со стороны США и их приспешников

  При выходе из цеха нам повстречался «человек с ружьем», в спецовке

  — Командир рабочей дружины Ахмад Али,—отрекомендовался он. Член НДПА, он вот уже более года руководит охраной предприятия.— Обещаем всем советским друзьям, что мы, афганские рабочие, не выпустим из рук оружие, пока нас не оставят в покое те, кто хотел бы задушить нашу революцию.

 

  ДИРЕКТОРУ ФАБРИКИ 24 ГОДА

  Многим, по-видимому, хорошо знакомо то особое ощущение, которое испытываешь, оказавшись в бурном людском потоке рабочей смены. Это и чувство локтя, товарищества, общности интересов, и прежде всего гордости за свою принадлежность к людям труда.

  А. Сидик, мастер прядильного цеха, с которым мы познакомились ранним утром у проходной текстильной фабрики в Баграми, что в пригороде Кабула, вот уже более двадцати лет проходит через эти ворота.

  — Пролетарское единство афганских рабочих рождалось именно здесь — на первом в стране текстильном предприятии,— сказал мастер.

  Производство в Баграми появилось в виде крохотной, по нынешним временам, ткацкой фабрики еще в двадцатые годы. Непривычный тяжелый труд, как говорится, от зари до зари, вначале отпугивал многих, кто думал заработать здесь свой кусок хлеба.

  Но безысходность положения бедняков, безработица, продолжал наш собеседник, брали свое. Так появились первые афганские рабочие — текстильщики. Из года в год они крепили свои ряды, все решительнее вставая на путь борьбы за экономические, а затем и политические права трудящихся А. Сидик говорит, что пришел сюда как раз в те времена, когда производство начало расширяться и возникло современное предприятие, на котором в настоящее время трудится более четырех тысяч человек.

  Как часто бывает, завязавшийся разговор быстро привлек других рабочих и превратился в общую беседу.

  Молодой парень, внимательно слушавший старшего товарища, спросил:

  — Вы тоже участвовали в забастовках, устод (учитель)?

  Утвердительно кивнув головой, мастер говорит о тяжелых временах, когда хозяева выжимали из рабочих по семь потов, а платили буквально гроши. О какой-либо технике безопасности здесь и не слышали, а заболевших и старых рабочих просто выбрасывали за ворота.

  — Апрельская революция в корне изменила положение вещей,— говорит мастер.— Впрочем, походите по цехам, поговорите с людьми, и вы все увидите сами.

  С этими словами он заторопился — пора за работу.

  А разговор о фабрике мы продолжили в кабинете ее директора Окахусаина Талоша и затем на производственных участках, куда он нас пригласил.

  Рассказывал директор интересно, с очень большим знанием дела и людей. На первый взгляд это могло показаться странным — ведь руководителю фабрики всего 24 года. А он уже почти два года директорствует. Однако, поближе познакомившись с ним, перестаешь удивляться

  С тринадцати лет началась трудовая жизнь этого энергичного умного человека. Чернорабочий, ученик ткача, а затем сам ткач, мастер— таков путь, проделанный пареньком из маленького затерявшегося в горах кишлака Петобджуй, в 300 километрах от провинциального центра Бамиан, волею судьбы попавшего в столицу.

  — Причем самой тяжелей;— вспоминает директор,— была эта первая моя дорога, которую пришлось пройти зимой в глубокий снег и мороз, пешком, почти разутым.

  На лице О Талоша появляется мягкая улыбка:

  — И ту первую, а затем и другие жизненные пути-дороги я прошел благополучно благодаря добрым отзывчивым людям, которых встретил на них,— задумчиво говорит он о своих первых учителях на производстве я наставника в народно-демократической партии Афганистана, членом которой стал в пятнадцать лет.

  К победе Апрельской революции О. Талош пришел зрелым, уважаемым рабочим лидером. И поэтому далеко не случайно через несколько дней после ее свершения был назначен директором фабрики.

  Ломка старого — это нелегкий процесс. В Афганистане она неизменно ставят своей целью заботу о трудящемся человеке, улучшение условий его труда и быта, все это, по словам директора О. Талоша, стало первоочередной задачей народной власти, а значит, и руководителей предприятия.

  В одном из цехов беседуем с рабочим Миршамситдином.

  — Вот уже год, как я закончил курсы ликбеза на фабрике,— говорит он.— Учусь в вечерней школе, думаю затем поступить в техникум. Мы, рабочие, теперь сани хозяева своей судьбы, своей фабрики, и поэтому прежде всего нам надо учиться работать, учиться управлять и жить по-новому

  По словам начальника планово-экономического отдела фабрики, успехам коллектива во многом способствовали энтузиазм и страстное желание самих рабочих побыстрее избавиться от наследия прошлого. За короткий срок выпуск продукция возрос почти на одну треть — за счет повышения производительности труда. Увеличилась заработная плата, прячем у большей части рабочих на 15—-20 процентов. Рабочие получают бесплатно питание и спецодежду. Многое делается для решения острой и очень сложной проблемы по обеспечению особо нуждающихся к жилье.

  В управления предприятием, активно участвует профсоюз. Свою организацию рабочие текстильной фабрики создали сразу же после революции первыми в стране. Как известно, при прежних режимах любое профсоюзное движение было запрещено.

  В Баграми работает немало женщин. Одна из них — Нажриба, уже не молодая, с проседью у висков, на наш вопрос в положении женщин ответила так:

  — Мы, чувствуя заботу и всестороннее внимание народной власти, вместе с тем хороша понимаем, что материальные и другие блага — дело наших рук, дело всего народа. Мы также понимаем и то, что, учитывая печальное наследие, которое нам досталось,— нищета, неграмотность, болезни,— ликвидация этого — дело не одного дня или даже года Поэтому требовать моментального и широкого улучшения материального положения — просто несерьезно. На этом хотят сыграть враги Апрельской революции. Но наш народ, который благодаря революции обрел свободу от гнета и эксплуатации, демократические права, твердо защищает свею республику от посягательств реакционных сил.

  Эта мысль звучала и в беседах с другими рабочими, с которыми нам пришлось беседовать.

  «Тревожная международная обстановка, создаваемая американским империализмом вокруг нашей страны,— позорная акция. Мы требуем ее немедленного прекращения», эти строки взяты из резолюции, единодушно принятой участниками митинга, состоявшегося в даны нашего посещения фабрики в Баграми. Рабочие-текстильщики гневно осудили провокационные попытки врагов афганского народа навести тень на бескорыстные добрососедские афгано-советские отношения

  — Советский Союз не только наш друг, но и наш брат,— сказал мастер А. Сидик, когда мы зашли попрощаться с ним в его цех.— И пусть те, кто посягает на нашу дружбу, учтут мы хорошо знаем, почему они этого добиваются. Они хотят ослабить нашу страну, ввергнуть ее в пучину несчастий. Но мы не боимся никаких и ничьих интриг. Как гласит народная мудрость: разгаданный замысел врага делает его беспомощным.

 

  МОХАММЕД СТРОИТ ДОРОГИ

  С инженером Амачуллой Мохаммедом нас познакомила дорога, что вполне естественно: он строитель-дорожник и, по его словам, так свыкся с жизнью на колесах, что другой себе и не представляет. Инженер подошел к нашей «Волге», приткнувшейся к хвосту очередной «пробки» на одном из новых участков строящейся дороги в провинции Баглан. Поздоровался по-русски и уточнил-

  — «Шоурави», советские?

  Высокий, загорелый, в ладно пригнанной спецовке, он казался моложе своих тридцати лет. Энергичное лицо и проницательный взгляд говорили о том, что наш собеседник — человек уже бывалый, с опытом жизни и работы.

  Аманулла с особым удовольствием произносит русские слова. Чувствуется, что разговорной практики у него бывает мало, и он старается полностью использовать предоставленную ему случаем возможность. О себе говорит скупо. Закончил Кабульский политехнический институт (КПИ). Там же изучал русский язык. Шестой год строит дороги. А вот о своей профессии и работе рассказывает с большой охотой и удовлетворением Видно, что человек хорошо знает свое дело, любит его.

  — Вы, конечно, правы,— говорит он,—я очень люблю свою профессию. И, знаете, если из меня и получился инженер, то этим я обязан в первую очередь своим учителям, в том числе советским преподавателям и специалистам, обучавшим нас в институте.

  Теплые слова о годах, проведенных в этом учебном заведении, искреннюю благодарность в адрес его профессоров и преподавателей нам приходилось слышать и от многих других выпускников КПИ.

  Институт еще молод. В 1979 году он отметил свое первое десятилетие. Но и за этот сравнительно короткий срок вуз стал основной кузницей инженерных кадров в стране.

  — Подводить итоги сделанному — добрая традиция для юбиляров, которой я и хочу воспользоваться в нашей беседе,—рассказывал нам ректор КПИ д-р Хайр Мухаммед Мамунд.

  За эти годы из стен института выпущено около 1.200 специалистов. Они прошли здесь хорошую подготовку, имея широкие возможности для получения знаний и практических навыков.

  Светлые, многоэтажные корпуса КПИ вплотную подступают к подножию одного из горных кряжей, среди которых раскинулся Кабул. Красивое живописное место. Первое, что бросается по весне в глаза, стоит только переступить ворота института, это розы Их тысячи. Различного цвета и формы, распустившиеся как у самой земли, так и на высоте в два-три человеческих роста, образуя своего рода дерево-букет. Аромат роз разносится по прилегающему к территории большому саду. А ведь когда сюда впервые пришли строители, вокруг были только камни да голые, обожженные солнцем пустыри. Афганские преподаватели и студенты с большой благодарностью говорят о том, что весь этот комплекс был построен и передан в дар афганскому народу Советским Союзом.

  — С особой теплотой мы вспоминаем и о том,— отмечает X. М. Мамунд,— что первый камень в фундамент главного корпуса института был заложен выдающимся политическим и государственным деятелем современности, борцом за мир и безопасность на нашей планете, большим другом афганского народа Л И. Брежневым во время его визита в нашу страну

  Ежедневно ранним утром более двух тысяч юношей и девушек приходят в учебные кабинеты и аудитории КПИ, чтобы со временен стать геологами, автодорожниками, химиками, приобрести ряд других инженерных профессий, так необходимых сейчас для экономического развития молодой республики. В институте имеются семь факультетов. Планируется открыть еще два инженерно-механический по ремонту и эксплуатации автомобилей и тракторов, а также электротехнический.

  Создание этого большого учебного заведения, готовящего кадры для различных отраслей промышленности, имеет ценное значение для будущего Афганистана. Говоря об этом, ректор КПИ подчеркивает, что Советский Союз, располагая огромным практическим опытом в деле подготовки высококвалифицированных технических специалистов, оказывал и оказывает всемерное содействие института в организации учебного процесса, в оснащении современным оборудованием, а также в подготовке национальных преподавательских и научных кадров, проходящих обучение в аспирантурах при крупнейших советских вузах. Среди них, например, и сам ректор, 36-летний ученый-химик, защитивший свою кандидатскую диссертацию в Харьковском университете.

  Юноши и девушки, обучающиеся в КПИ, проявляют большой интерес к жизни своих советских сверстников. О тесных добрососедских связях между нашими странами, имеющими глубокие исторические корни, об экономическом и культурном сотрудничестве, осуществляемом в интересах обоих народов, рассказывает созданная студентами экспозиция, которую они назвали «Комнатой афгано-советской дружбы».

  Дороги, которые строит инженер Аманулла Мохаммед на земле своей родины — это настоящие артерии жизни. В краю, где подавляющую часть территории составляют горы, где пока еще нет железнодорожного транспорта, на автомобильные шоссе падает весь наземный грузооборот, осуществляемый в стране.

  Где бы ни трудились сегодня выпускники Кабульского политехнического — на горных кручах, прокладывая дороги, в цехах предприятий, на буровых или в шахтах,— всюду они вносят свой достойный вклад в дело социально-экономического переустройства своей родины. Как и весь афганский народ, они решительно осуждают попытки сил империализма и реакции сорвать проведение в стране намеченных Апрельской революцией прогрессивных преобразований.

 

  КРЕСТЬЯНЕ ВСТРЕЧАЮТ ВЕСНУ

  Жесткая в затвердевших мозолях ладонь, только что оторвавшаяся от рукоятки плуга, была, естественно, горяча, так же как и само рукопожатие крестьянина, узнавшего в нас советских людей Встреча состоялась неожиданно для обеих сторон: увидав пашущего на быках крестьянина, мы остановили машину и, оставив ее на обочине дороги, пошли ему навстречу. Всего несколько часов назад перед нами лежала промороженная, покрытая толстым слоем снега кабульская земля, а здесь ноги ступали по весенней пахоте, над которой поднимался воздушно-легкий пар

  — Кабул — это, считайте, горы, а здесь благодатная долина Балха, — улыбается нашим словам Расул Азиз, сорокалетний житель кишлака, расположенного недалеко от города Мазари-Шарифа

  — Самое трудное время года для нас, — замечает Азиз, — это зима. Причин много: запасов не хватает, да и руки по земле тосковать начинают.

  Крестьянин с охотой рассказывает о себе, своих односельчанах, их сегодняшних заботах. Земля, на которой он трудится, принадлежит ему. участок небольшой, но плодородный, урожай можно получить хороший, нужны, конечно, семена, удобрения и многое другое необходимое в крестьянском хозяйстве. Пока еще всего этого не хватает Однако в голосе Азиза не чувствуется особой тревоги.

  — Да так оно все и есть, — говорит он. — Но мы верим в обещанную нам помощь народ от власти. Ведутся переговоры с государственными учреждениями о доставке всего необходимого для весенне-полевых работ.

  Уверенность крестьянина оправданна. Апрельская революция, победившая в стране при поддержке всех прогрессивных сил под руководством Народно-демократической партии Афганистана, одной из первостепенных своих задач провозгласила проведение земельной реформы в интересах всего трудящегося крестьянства. Идут социально-экономические преобразования, которые прежде всего должны были затронуть земледельцев и кочевников, составляющих в общей сложности подавляющее большинство населения.

  Освобождение бедняков в деревнях от векового ярма ростовщиков, распределение изъятых у феодалов земель среди тех, кто работая на них, сотни новых школ и курсов ликбеза, больниц и поликлиник, открываемых повсеместно, — таковы первые шаги, сделанные в ДРА в этом направлении.

  Афганское крестьянство, как нам говорили в различных провинциях страны сами же земледельцы, чувстует эту заботу и внимание к себе. Однако люди хорошо понимают, что ликвидация такого наследия прошлого, как нищета и отсталость, — дело не одного дня. Требуются колоссальные усилия всего народа, и в первую очередь тех, кто своими руками создает материальные блага Именно об этом говорилось в обращении ЦК НДПА и правительства республики к трудящимся страны В нем отмечалось, что государство в свою очередь сделает все возможное, чтобы вовремя, к весенне-полевым работам обеспечить земледельцев всем необходимым, содержался призыв приложить усилия к тому, чтобы максимально использовать обрабатываемые площади, своевременно завершить сев. В целях поощрения земледельцев объявлено о повышении в этом сезоне закупочных цен на хлопок на 20 процентов и на сахарную свеклу на 30 процентов. Тем крестьянам, которые намерены возделывать эта особе важные для народного хозяйства культуры, хлеб будет продаваться по льготным твердым ценам.

  В селах и уездных центрах, особенно в приграничных провинциях, таких; как Нангархар и Пактия, нам приходилось слышать от крестьян и другие разговоры. С возмущением и гневом говорили они о тех, кто пытается огнем и мечом нарушить их мирную жизнь, стремится посеять страх и недоверие к народной власти.

  — В ход пускается все, — рассказывал Махмуд Шах, сельский учитель из-под Джелалабада — Бандиты, засылаемые с территории Пакистана, убивают активистов, истребляют посевы, грозят карой тем, кто будет обрабатывать землю. Большая ставка делается и на спекуляцию на религиозных чувствах. Подкупами, шантажом и угрозами физической расправы контрреволюционные элементы пытаются заставить священнослужителей повторять перед народом их бред, по поводу якобы антимусульманской политики властей.

  Но, как гласит восточная пословица, — отмечает Махмуд, Шах, — полой халата луну не закроешь. Идеи Апрельской революции, как лучи, солнца, обогревают сердца людей, всего нашего многострадального, но гордого народа. Опираясь на бескорыстную братскую помощь Советского Союза, он полон решимости защитить свои права на новую, счастливую жизнь.

 

  ГАЗЕТЫ, БУКВАРИ, КНИГИ...

  В кабинете президента кабульской государственной типографии навстречу нам из-за стола поднялся старый знакомый М И. Набизода. Время почти не изменило его внешности. Вот только разве виски стада, совеем белыми. А ведь президенту еще нет и тридцати.

  Листок старого блокнота с записью беседы сохранил дату последней нашей встречи здесь же, в этом кабинете — 10 августа, 1978 пода. Несколько месяцев мы не виделись Затем на этой должности появился другой человек, а на вопрос, где же Набизода бывшие его сослуживцы, боязливо оглядываясь за спину, сокрушенно вздохнув, молча кивком головы указывали на восток. Этот жест мог означать, лишь одно: в той стороне за городом находится политическая тюрьма Пули-Чархи. Подразумевалось при этом и другое: оттуда никто не возвращался.

  — Но я, как видите, вернулся,— добрая улыбка на мгновение озаряет лицо нашего собеседника

  Но сразу же, будто от нестерпимой боли, он морщится и глухо произносит:

  — Многих своих товарищей я там потерял. Да вы знаете…

  Да, мы знаем об этом так же, как знает сегодня весь мир,— о страшных преступлениях агента американского империализма Амина, пробравшегося к власти через, заговоры, убийства, ставившего целью истребление всех преданных делу Апрельской революции борцов.

  Набизода получил свободу, в числе нескольких тысяч узников Пули-Чархи и других. тюрем, когда Народно-демократическая партия Афганистана при поддержке всех демократических сил страны разоблачила преступную деятельность изменников родины, совершила над ними справедливый суд. Так же, как и другие патриоты, президент типографии вновь вернулся к общественно-политической деятельности на благо своей республики.

  — Работы предстоит много,— говорит он — Стране, народу, как воздух, нужна наша продукция .Ведь это не только газеты и журналы. Это — пособия для курсов по ликвидации неграмотности, буквари и учебники, программы и многое другое, над требуется для того, чтобы как можно скорее избавиться от самого печального наследия прошлого — неграмотности, нехватки школ и учителей.

  Президент не скрывает трудностей. И в первую очередь — так же, как и на многих других предприятиях, здесь ощущается нехватка в специалистах Нужны не только инженеры и техники-полиграфисты, но и квалифицированные, опытные мастера, наборщики. Много и других проблем — технических, организационных Но рассказывает обо веем этом Набизода спокойно чувствуется, что он не только превосходно знает всю «кухню» типографского .дела, «но и .является хорошим организатором и руководителем.

  Президентом он стал после победы Апрельской революции, пройдя за 14 лет работы здесь путь от ученика наварщика до опытного мастера. Партийный стаж Набизоды всего на год меньше трудового.

  Президент с большой благодарностью говорит о той помощи, которую оказывают советские специалисты, работающие в Кабуле, афганским друзьям.

  Уже с первых дней Апрельской революции на предприятии многое было сделано в деле активного участия рабочих в производственной и общественной жизни. Здесь был создан один из первых в стране профсоюзов, членами которого стали более 700 человек Улучшились материальные и бытовые условия рабочих. Постепенно вводилось бесплатное питание, медицинское обслуживание.

  — Но самое гласное — революция разбудила инициативу рабочих мacс, — отмечает Набизода — Судите сами Производительность труда у нас возросла, увеличилось число предложений по улучшению производственных процессов. С большим энтузиазмом люди выходят на общественно полезные работы в свободное время Такие «субботники» у нас проходят по инициативе самих рабочих, хорошо понимающих то, что делается на благо всех, идет на пользу каждому члену коллектива.

  То, о чем говорил президент типографии, характерно и для всего рабочего класса Афганистана, всех трудящихся слоев страны. Люди действительно хорошо понимают, что только настойчивым трудом можно преодолеть те немалые проблемы экономического и социального характера, которые стоят еще на пути строительства нового демократического общества.

  Метрах в ста от типографии возвышаемся дом, где разместились редакции афганских газет. Мы побывали и там.

  Письма, с которыми нас ознакомил М Учкун, главный редактор еженедельника «Юлдуз», выходящего в Кабуле на узбекском языке, в редакционной почте появились буквально перед нашим приходом. Мы застали его за чтением. На столе лежали распечатанные конверты По всему было видно, редактор доволен.

  — Еще бы,— сказал с улыбкой редактор еженедельника — Вам ли, журналистам, рассказывать, что газета живет, если так можно выразиться, мыслями читателя, его замечаниям, пожеланиями. А наш авторский актив еще совсем молод, так же, как и наша газета. Такая почта для нас всегда праздник.

  «Юлдуз» в переводе означает «звезда». Еженедельник так же, как и другие газеты на языках национальных меньшинств, населяющих Афганистан, такие, как «Гюреш» — на туркменском, «Соби» — на белуджском и другие, начал издаваться вскоре после победы Апрельской революции.

  Наряду с первоочередными задачами, стоящими перед страной, был назван тогда и национальный вопрос. От правильного его решения в большой степени зависело претворение в жизнь революционных преобразований, осуществляемых в стране, где еще недавно господствовали национальное угнетение и неравноправие. Народная власть, несмотря на естественные в период становления республики трудности социально-экономического и политического характера, сразу же предприняла ряд практических шагов на пути ликвидации печального наследия феодального прошлого.

  Решение о создании газет на языках народов Афганистана было одним из первых постановлений демократического правительства, возглавляемого тогда генеральным секретарем ЦК Народно-демократической партии Афганистана, председателем Революционного совета ДРА Н. М. Тарани. Местное вещание афганского радио также впервые в истории страны стало многоязычным, на родном языке его передачи могли теперь слушать белуджи, туркмены, узбеки, представители других национальностей. Был принят еще ряд постановлений, в том числе о выделении крупных ассигнований на развитие и пропаганду культур братских народов страны. Все это послужило мощным рычагом для начала огромной работы. К ней были привлечены печать, радио, телевидение.

  Единая, интернациональная... Так говорят афганцы о своей стране. Сплотившись воедино в дружной семье народов, они, несмотря на происки внешней и внутренней реакции, оголтелую контрреволюционную пропаганду, в арсенале которой разжигание межнациональной розни занимает далеко не последнее место, строят новое общество, основанное на равноправии и справедливости.

  «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» — эти слова вы прочтете, лишь ступив на афганскую землю в первом же зале кабульского аэропорта. Они начертаны на языках пушту и дари, белуджском и туркменском, узбекском и таджикском.

  На прилавках кабульских магазинов мы видели сборники стихотворений на этих языках. На экранах телевидения, в ежедневных концертных программах — выступления национальных трупп артистов, созданных здесь также после Апрельской революции.

  Всеми этими наблюдениями и сложившимися у нас впечатлениями мы поделились при встрече с министром информации и культуры ДРА Абдул Маджид Сабдуландом.

  — Вы абсолютно правы, — сказал он.—Национальному вопросу наши партия и правительство уделяют особое внимание. Враги, агенты империализма всех мастей, в том числе и пробравшиеся к власти Амин и его приспешники, делали все, чтобы затормозить проводимые в этом плане мероприятия, помешать им. Но идеи Апрельской революции нашли самый живой отклик и признание в сердцах наших соотечественников.

  А вот что сказал нам служащий типографии И. Салех — хазариец по национальности:

  — Сила нашего народа сейчас прежде всего в единстве. И не только в единстве всех национальностей, но и в единстве с нашими испытанными друзьями из других стран, и в первую очередь с Советским Союзом. Мы искренне благодарны ему за его дружбу, помощь и солидарность с нашей борьбой.

  О проблемах единства народов Афганистана, просвещения и роли интеллигенции страны в культурных преобразованиях зашла у нас речь и в министерстве просвещения.

  — Ликвидация неграмотности — одна из основных проблем на этом пути,—сказала в беседе с нами министр просвещения доктор Анахита Ратебзаде.— Правительство ДРА делает все, чтобы жизнь быстрее вошла в нормальную колею, работа предстоит большая, многогранная.

  Слушая эту симпатичную женщину, жизнь которой была посвящена революционной борьбе, мы понимали, какие большие трудности стоят перед ее министерством, перед всем правительством ДРА.

  — Враги революции силятся,— продолжала Анахита Ратебзаде,— оказать сопротивление народной власти, используя и тот факт, что подавляющая часть населения страны неграмотна, что деревня не имеет культурных центров. Внутренняя и внешняя реакция развернула бурную антиафганскую кампанию, но мы уверены в своих силах, в своем народе, который отстоит свою революцию. Афгано-советский договор и Устав ООН на нашей стороне. Наши враги, включая мелкие группировки маоистов, стремятся объединиться. Но мы твердо знаем: народ выдержит с честью все испытания, а дружба с нашим великим соседом — Советским Союзом — надежный залог наших успехов в борьбе за счастье и процветание афганского народа.

  Министр открывает ящик стола и достает только что вышедший номер газеты «Хакикате инкилабе саур».

  — Читали?— спрашивает она.

  Да, трудно остаться равнодушным, знакомясь с этими лирическими, душевными, вместе с тем героико-патриотическими строками. А вот короткая приписка: «Написано в тюрьме», препровождающая стихи поэтессы Гульбони, невольно заставляет содрогнуться. Однако в них вы не найдете ни единого вздоха, жалобы на судьбу или отчаяния. Борьба, революция, любовь к родине — такова тематическая канва, которая позволяет автору во весь голос говорить о высокой гражданственности, о роли и месте каждого афганского патриота в становлении нового демократического общества.

  Апрельская революция, совершенная широкими массами под руководством Народно-демократической партии Афганистана, была восторженно принята передовой прогрессивно настроенной интеллигенцией страны. Об этом говорят факты непосредственного участия ее представителей в борьбе за революционные преобразования в общественно-политической жизни молодой республики, судьбы стойких борцов, оказавшихся в застенках, а то и поплатившихся жизнью в дни кровавого террора, устроенного наймитом черных сил реакции X Амином.

  — Апрельская революция,— сказал нам художник-график Саид Джамалуддин, — прежде всего открыла широкий простор творческой мысли и инициативе, создала реальные возможности для практического применения своих сил и возможностей.

  Он с волнением говорит о постоянно животворном влиянии революционных событий на зарождаемое новое прогрессивное искусство, сочетающее в себе богатейшее наследство национальной культуры афганского народа и то новое, что рождается сегодня в горниле революционных перемен. С. Джамалуддин был одним из первых участников первой после апрельских событий выставки, названной ее организаторами «Художник и революция».

  — Она как бы явилась символическим ответом на вопрос: «С кем вы?» — вспоминает наш собеседник. — Ответом предельно ясным: с народом, с революцией.

  Мы видели в те дни эту выставку, и подтвердила эту оценку.

  Народная власть уже с первых дней своего существования проявила огромную заботу « о развитии национальной науки. Одним из ее проявлений явилось возобновление деятельности .Академии наук Афганистана, объединившей научные силы и предоставившей им все возможности для плодотворной работы.

  — Этот факт трудно переоценить,—подчеркивает директор Института общественных наук — одного из важнейших участков академии, доктор А. Хелали.

  — Скажем прямо,— продолжал он,— раньше, до Апрельской революции, ни сами ученые, ни их труды реакции не были нужны. Это революция сказала нам: работайте, трудитесь на благо народа, на благо отечественной науке.

  Ученый с огромным удовлетворением говорит об итогах труда своих коллег по академии. Действительно, сделано уже немало. И прежде всего огромная кропотливая работа проверена, как говорился, по нулевому циклу — сбору, систематизации и публикации научных трудов, докладов афганских ученых разного периода с тем, чтобы собрать данные о проделанном в .различных отраслях науки.

  — 0чень важно было и другое,—включается в разговор доктор П. Саиддошах, директор Института языка и литературы.— Это создание единого коллектива ученых. Время, пусть очень короткое,— всего чуть больше года — ясно показало все возможности, которые дает творческое и организационное содружество.

  Плодами совместной деятельности афганских ученых стали десятки трудов, уже изданных, а также подготовленных ими к печати. Крупным событием явилось, например, создание первого толкового словаря афганского языка. Первым том уже напечатан. Завершается работа и над остальными книгами. Заслуживают внимания труды по истории Афганистана, в частности история XIX века. Интересны и представляют большую научную ценность публикации по истории литературы, языкознания афганского, а также и других народов.

  В беседах с.нами писатели, .ученые, врачи, .другие .представители афганской революционной интеллигенции отмечали и такой факт, В дни, когда враждебные .демократическому Афганистану силы сплотились против их страны, они полны решимости, так же, как и все афганские патриоты,, встать на защиту свободы и независимости своей родины.

  — Мы решительно осуждаем вмешательство в наши внутренние дела империалистов и пекинских гегемонистов,— сказал нам хирург кабульской больницы К. Мухаммад. — Я и моя товарищи глубоко возмущены беспрецедентным заявлением министра иностранных дел КНР, сделанным им во время визита в Пакистан, его призывами усилить помощь афганской контрреволюции, превратить нашу страну :в плацдарм для борьбы претив Советского Союза.

  О попытках Пекина и реакционных кругов Запада очернить традиционные дружественные отношения между ДРА и СССР мнение у афганцев одно: никому этого сделать не удастся! «Афганский народ,— отмечала газета «Кабул ныо таймс», — за свою историю хорошо научился отличать друзей от врагов. И никому не позволит клеветать на нашу дружбу с советским народом».

  Это мнение широко известно и мировой общественности, так же, как и горячая поддержка самыми широкими слоями населения нового этапа афганской революции. Так об этом четко и определенно было сказано на встрече представителей интеллигенции и духовенства Кабула с членами делегации Организации солидарности народов Азии и Африки. На вопросы гостей ответ был единодушный: трудно переоценить для Афганистана роль и значение последних событий в стране, когда было навсегда покончено с антинародным режимом и взят курс на восстановление демократии и справедливости, курс на быстрейшую ликвидацию экономической и социальной отсталости, чего можно добиться, твердо опираясь на бескорыстную помощь дружественных стран, и в первую очередь Советского Союза.

 

  «ЧЕЛОВЕК С РУЖЬЕМ»

  У рекламной; афиши на Джода Майванд, одной из оживленных торговых улиц в старой части Кабула, скопилось несколько человек в традиционной одежде пуштунов-кочевников. Занятые, оживленной беседой, сопровождаемой темпераментной жестикуляцией, они невольно обращали на себя внимание прохожих. Привлеченные комментариями к знакомой с детства фигуре в серой шинели и ботинках с обмотками, изображенной между черно-белыми прямоугольниками кинопленки, подошли и мы. А после обмена традиционными приветствиями оказались в необычной для журналиста роли интервьюируемых:

  — Жив ли этот солдат, что видел самого Ленина?

  — Сколько ему лет?

  — Кем он стал?

  Да, речь шла об Иване Шадрине — «человеке с. ружьем». Крестьянин, истосковавшийся по земле, не захотел выпустить из рук оружия в тревожные дни революции. Своей же удивительной, судьбой, столкнувшей его с вождем мирового пролетариата, покорил он сердца таких же как он сам, простых людей. Хорошо знают его здесь, в Афганистане. «Человек с ружьем» открыл в Кабуле кинофестиваль советских фильмов.

  И эти случайные знакомые у афиши, и многие другие кинозрители, с которыми нам пришлось разговаривать об их впечатлениях, единодушны в своем мнении: «Успех советских фильмов очевиден, а интерес к жизни Советского Союз» среди афганского народа огромен».

  Стремление побольше узнать о Стране Советов, являющейся искренним и бескорыстным другом Афганистана, характерно и для особо многочисленных гостей Советского культурного центра в Кабуле. Об этом же можно услышать и от посетителей магазина «Советская книга». На его» стендах и книжных полках широко представлены произведения основоположников марксизма-ленинизма, классиков русской и советской литературы, современных авторов. В центре внимания посетителей неизменно находится книга Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л. И. Брежнева, переведенные на языки народностей: Афганистана.

  — Мы глубоко благодарны Советскому Союзу, его- руководителям за солидарность с нашим молодым государством. Она проявляется повсеместно, в том числе на мировой политической арене с первых же дней Апрельской, революции, — сказал, нам рабочий-текстильщик Саид Хаятулла.

  Ростки нового, первые плода демократических преобразований можно увидеть практически повсюду на афганской земле. Точно так же, как и трудности, связанные с проведением в жизнь социальных преобразований, точно так же, как и жестокую, беспощадную борьбу не только с экономической и социальной отсталостью, но и с силами внутренней и внешней реакции, не прекращающими своих контрреволюционных вылазок против народной власти Защита революции становится сегодня всенародным делом. В адрес администрации заводов и фабрик, учреждений и учебных заведений продолжают поступать заявления от рабочих, служащих, студентов, изъявляющих желание с оружием в руках отстаивать завоевания революции.

  ...Девушки в военной форме Они порой встречаются в уличной толпе Кабула. Внимание на них обращает почти каждый прохожий. Но по-разному: одни — особенно женщины — с восхищением и гордостью за своих подруг, открыто и смело ставших на защиту революционных преобразований, тех самых, которые в первую очередь коснулись самих афганок, освободили их от многовекового гнета, предоставив им равные права с мужчинами, запретив калым, выдачу замуж несовершеннолетних и другие феодальные пережитки.

  В Спинзаре, одном из самых многолюдных районов города, высокая, в ладно пригнанном кителе девушка, шедшая навстречу нам, неожиданно остановилась и поздоровалась:

  — Я — Санобар, вы были у нас весной на факультете в политехническом,— напомнила она.

  На немой вопрос о погонах, которые появились на ее плечах, пояснила:

  — Вот уже полгода служу в органах «Сарандой», народной милиции, куда пошла добровольцем.

  — А как же институт?

  В ответ Санобар улыбнулась:

  — Все спрашивают об этом, родные и знакомые. Что же делать? — глаза девушки посуровели.— Враг навязывает нам борьбу. Я — член Народно-демократической партии Афганистана и, как все мои товарищи по партии и другие патриоты, считаю себя мобилизованной революцией. Учеба? Ну что же, то, что мы переживаем сейчас,— это тоже университет своего рода, школа гражданственности и мужества.

 

  СМЕЛЫЕ ЛЮДИ САЛАНГА

  Белое безмолвие, во всем своем трагическом великолепии описанное Джеком Лондоном, сразу же приходит на память, когда поднимаешься на головокружительную высоту Гиндукуша. Вокруг необозримые заснеженные вершины вспыхивают и угасают под лучами яркого горного солнца. Удивленно восхищаясь первозданной красотой, с особой гордостью поражаешься и другому — дерзновенной смелости и силе людей, построивших здесь замечательное сооружение современной инженерно-технической мысли — круглогодично действующую автомобильную магистраль

  — Сделать это помогла могучая, как эти горы, чистая, как этот снег, дружба наших народов, — говорит нам Садулла Азиз, пастух из горного кишлака Бозсу. По его словам, советские специалисты, пробив многокилометровые тоннели, открывшие самый короткий путь из центральной части Афганистана и его столицы в северные районы страны, сделали реальным то, что раньше считалось невозможным.

  Да, афганский народ уже давно называет дорогу через перевал Саланг дорогой дружбы. И не только потому, что строилась она при техническом участии и содействии Советского Союза, но и потому, что именно по ней осуществляется традиционное торгово-экономическое сотрудничество между нашими странами. Для Афганистана, где нет железной дороги, роль автотрассы трудно переоценить. Машины и оборудование для предприятий и электростанций, автомобили и тракторы, телевизоры и мощные насосы, строительная техника и различные приборы — вот далеко не полный перечень того, что идет из Советского Союза для претворения в жизнь планов ликвидации экономической отсталости дружественного нам государства. А в нашу страну отсюда поступают товары традиционного афганского экспорта — шерсть, хлопок, изюм, цитрусовые.

  Водитель, которому приходилось хоть раз бывать в зимнюю пору на горных перевалах, где малейшее неверное движение может привести к катастрофе, знает цену профессионального братства, взаимной выручки. «Людьми Саланга» называют тех, кто постоянно водит свои автокараваны через знаменитый перевал Саланг с севера на юг и с юга на север. Именно здесь советско-афганская дружба одержала грандиозную победу над неприступными кряжами Гиндукуша. На высоте, где даже редко летают орлы, был пробит туннель длиною 2670 метров. Здесь более шести месяцев длится суровая снежная зима, бушуют вьюги. Но «людям Саланга» к такому не привыкать.

  …При выходе из этого гигантского тоннеля, разрезающего одну из высочайших вершин Гиндукуша, всегда можно увидеть несколько грузовых машин, водители которых останавливаются здесь на несколько минут, чтобы передохнуть. Водитель 22-тонного МАЗа Мохаммед Толеб, с которым мы познакомились, охотно рассказывает о своей работе:

  — Хорошая, благоустроенная дорога, — говорит он, — для нас, водителей, означает, считайте, все — и скорость, и безаварийность, и хорошее настроение. Езда по трассе Кабул — порт Ширхан, несмотря на естественные трудности, обеспечивает все эти преимущества, и каждый раз я от всей души бываю благодарен нашим советским друзьям — тем, кто строил эту замечательную магистраль.

  По словам М. Толеба, глубоко символично, что именно по этой дороге он, как и многие его товарищи, развозит столь необходимые сейчас стране товары и оборудование.

  — Сталь проверяется в огне, а дружба и верность — во времени, — продолжает он. — Шестьдесят лет наших дружеских отношений с вашей великой страной — срок немалый. И за все это время наша страна видела от своего северного соседа только добрые дела, помощь и участие в трудную минуту.

  А теперь мы снова вернемся в Кабул в район Шахре-Нау. Здесь в одном из особнячков разместилось смешанное акционерное афгано-советское транспортно-экспедиторское общество — АФСОТР. Рабочий день в разгаре. Звенят телефоны, хлопают входные двери.

  — Товарищ Гарин, для вас телекс из Японии, — миловидная девушка в вязаной кофточке и скромных вельветовых брючках кладет на стол директора одного из ведущих отделов АФСОТР сорванный с приемного аппарата лист провощенной бумаги. — Запрашивают обстановку.

  Семен Яковлевич Гарин бегло скользит глазами по строчкам английского текста и поясняет:

  — Наш очень давний японский партнер — фирма «Ямасита» — интересуется транспортной ситуацией в Афганистане. После того, как реакционеры всех мастей подняли шумиху вокруг несущеетвующего «афганского вопроса», многие зарубежные транспортно-экспортные фирмы, с которыми мы поддерживаем прочные связи, естественно, забеспокоились. Грузы хотя и застрахованы, но терпеть убытки из-за каких-то внезапностей и неожиданностей никто не желает.

  — Интересно, а что вы отвечаете в этой ситуации?

  — А то, что есть на самим деле.

  И наш собеседник протягивает копию телекса, только что направленного в адрес другой фирмы — АСОТР в Австрию. Читаем: «Обстановка нормальная Стабильная. Для беспокойства нет оснований».

  А через некоторое время в контору АФСОТР уже поступают сообщения из стран социалистического содружества, Западной Европы, Японии об отправке для строек Афганистана грузов на судах, по железной дороге, автомашинами

  — Число наших партнеров перевалило за 50, — рассказывает президент АФСОТР Али Ахмад. — И это не предел. Дороги — это настоящие артерии жизни, которые нам помогали строить советские специалисты. 2,5 тысячи километров шоссейных магистралей — цифра для Афганистана немалая! А создание в 1976 году АФСОТР коренным образом изменило всю нашу систему перевозок

  Али Ахмад вспоминает, что до Апрельской революции практически весь транспорт находился в руках частного сектора. От прихоти хозяина зависело все.

  АФСОТР — организация, которая прежде всего была создана для улучшения советско-афганского торгового оборота. Напомним, АФСОТР — акционерное общество. С момента его создания основной капитал уже удвоился, что свидетельствует, по мнению афганских товарищей, о большой эффективности организации.

  — Ваши товарищи учили нас, афганцев, не считаясь с временными бытовыми невзгодами. И главное, не формально, а с завидной человеческой теплотой, искренне заботясь о результатах учебы, — вспоминает президент общества Али Ахмад. — Враги афганского народа пытались ставить палки в колеса нашему акционерному обществу. Но мы выстояли, опираясь на бескорыстную афгано-советскую дружбу.

  Наши собеседники рассказывают, что в нескольких километрах от Кабула в местечке Хайер-Хана создан крупный технический центр обслуживания советских автомашин. Здесь рука об руку с афганскими товарищами трудятся советские специалисты Л. Коренчук, С. Мальцев, Г Комаров, которые приехали в Афганистан из Ильичевска, Измаила, Москвы. Скоро настанет день, когда такие же, очень нужные стране центры по профилактике, ремонту советских машин будут построены в Мазари-Шарифе, Шихране, Кандагаре.

  Мы просим назвать лучших водителей.

  — С М. Толебом вы уже познакомились. А Дастигара не знаете?

  Дастигару 30 лет, но на его счету много тысяч километров безаварийного побега. Другого водителя — Шарифа с улыбкой встречают в любом селении. 0н и весельчак, и мастер на все руки. Любому крестьянину не откажется помочь по хозяйству. Джумахана кто-то прозвал «адским водителем» — его виртуозный «почерк» не спутать ни с одним другим на горных магистралях Гиндукуша. Его узнают с самых верхних точек сложнейших серпентин.

  А механики, от которых в немалой степени зависит любой автопробег? Разве кто может сравниться с моложавым Анваром, который любит машину так же, как свой родной дом! Вот они, смелые люди Саланга?

  — Из тех многих тысяч тонн грузов, которые пронесли на своих колесах по дорогам Афганистана советские МАЗы и КрАЗы, можете вы назвать кое-что более конкретное?

  — Сейчас мы приступаем к перевозкам оборудования для нефтебаз Афганистана, — отвечает С. Гарин. — Мы доставили около трех тысяч тони труб и другого оборудования для прокладки кабульского водопровода, кроме того, большое количество ткацких станков для хлопчатобумажного комбината в Кандагаре, оборудование для цементного завода в Герате, который, кстати говоря, строят наши афганские друзья вместе со специалистами из Чехословакии, и многое другое.

  Когда мы вышли в заснеженный дворик АФСОТР, президент, прощаясь, сказал:

  — Хочу просите вас передать всем советским друзьям огромное спасибо за всю ту поддержку; которую мы получаем от своего северного соседа.

 

  НОВЫЙ ПУТЬ KAPABAHОВ

  Выстрел прозвучал на широкой равнине негромко, будто детская хлопушка. Держа под мышкой винтовку прикладам вперед — в знак дружелюбия, — к юрте, у которой мы расположились, приблизился юноша; почти подросток, лет пятнадцати. В левой руке он держал подбитую майну — скворца, стайки которых уже начали прокладывать в небе свои первые весенне-перелетные маршруты. Наш гостеприимный хозяин, аксакал небольшого пуштунского племени раджабхан, зимующего в провинции Пактия, не без гордости взглянув на пария, сказав:

  — Настоящий пуштун должен быть отличным стрелком. Затем помолчав немного, добавит — Да как же иначе? Вся жизнь нашего народа на протяжении веков складывалась; так, что, не научись мы защищаться, враги уже давно стерли бы нас с лица родной земли.

  Мужество, ловкость и выносливость — неотъемлемые качества мужчин пуштунских племен, впитываемые, как говорится, вместе с молоком матери. Бывая в становищах, нам часто приходилось видеть над изголовьем новорожденного первый подарок отца или родственников — хорошо вычищенный карабин. Но мы видели в юртах и в глинобитных кибитках также и других вечных спутников племен. Это — страшная нищета, отсталость, болезни, неграмотность и голод. И это, несмотря на то, что, согласно статистическим данным, более 70 процентов овец от общего числа, имеющиеся в стране, находится в руках кочевых племен.

  —Находится, да, а вот кому они принадлежат — вопрос совсем иной, — поясняет аксакал.

  В социальном плане кочевники тоже неоднородны, как и другие слои афганского населения. Есть здесь свои богачи, «кочующие» недалеко от принадлежащих им многотысячных стад в роскошном автомобиле и зимующие в городах в собственных особняках. Часто скот является собственностью и богатых горожан, отдающих его в аренду. Но и в том, и в другом случае пасут овец, лошадей и верблюдов, мерзнут, терпят лишения и невзгоды те бедные люди, кому выпала нелегкая доля вечных скитальцев, мерящих своими шагами бесчисленные километры караванных путей и троп. Нам рассказали, что весной племена проходят до 1200 километров, преодолевая за полтора-два месяца путь к своим традиционным пастбищам.

  — Порой кажется, что время остановилось над нашими кочевьями, — говорит один из пастухов, мужчина средних лет, в бедной, но опрятной традиционной одежде пуштунов. — Хотя, — продолжал он, — мы хорошо знаем, что такое двадцатый век, голос которого доносится до нас из транзистора.

  Есть среди представителей пуштунских племен и такие, которые в силу неграмотности, родовых предрассудков, религиозного фанатизма и по другим причинам вообще не представляют себе другой жизни. И даже, поддавшись на враждебную пропаганду, выступают против народной власти, прилагающей усилия в Афганистане после Апрельской революции 1978 года распространить демократические преобразования на родо-племенную общину, на все слои общества.

  — Не последнюю роль в этом играет реакционная часть племенных вождей, состоятельные сословия и богачи, направляемые и подкупаемые опытной и щедрой рукой спецслужб США и Китая,— рассказывал министр по делам границ и племен ДРА Фаиз Мухаммад, любезно пригласивший нас в одну из своих служебных поездок в приграничные с Пакистаном районы.

  Задумчиво смотря в иллюминатор на простирающиеся под крылом самолета просторы, он рассказывает о нуждах и чаяниях простых кочевников, их безрадостной, тяжелой жизни. Пост министра Фаиз Мухаммад занимает недавно, но по всему чувствуется, что выходец из пуштунской среды человек образованный. Он хорошо представляет себе обстановку, стремится к скорейшему претворению в жизнь решений Народно-демократической партии Афганистана по революционному переустройству общества.

  — Наша партия и правительство, — говорит он, — глубоко уважают национальные, религиозные и племенные традиции и обычаи. Об этом со всей определенностью заявил в недавнем обращении к народу по радио и телевидению генеральный секретарь ЦК НДПА, председатель Революционного совета и премьер-министр ДРА Бабрак Кармаль. Сейчас мы стремимся так строить свою работу, чтобы слово народной власти, ее позиция и проводимые в интересах огромного большинства представителей пуштунских племен кочевников и крестьян мероприятия находили живой отклик и поддержку на местах во всех уголках страны.

  В числе первоочередных задач, выдвинутых сразу же после Апрельской революции, наряду с земельной реформой была проблема афганских кочевников. Их в стране около трех миллионов человек, то есть почти пятая часть всего населения. Большая часть кочевников — пуштуны, хотя среди них есть представители и других народов и народностей, живущих в Афганистане.

  — Наши проблемы, — отметил во время беседы один из известных пуштунских вождей — Гафар Хан, — во многом идентичны с задачами, стоящими перед всей страной. Это борьба с бедностью и болезнями, неграмотностью и экономической отсталостью. Это борьба с теми, кто пытается помешать народу строить новую жизнь, кто цепляется за давно отжившее прошлое.

 

Говоря о врагах революции, наши собеседники — будь это государственные деятели или простые кочевники — высказывали одну и ту же мысль: не так уж и много этих отщепенцев, и не стоило бы даже о них говорить, если бы не грубейшее вмешательство во внутренние дела Афганистана империалистических и реакционных кругов, этих коварных врагов Апрельской революции. Особенно бессовестно и грязно спекулируют они на национальных и религиозных чувствах людей. Новым объектом их идеологических диверсий избраны пуштунские племена. И, конечно же, не случайно. Организаторы антиафганской провокации спят и видят в числе послушных и продажных исполнителей своей воли сильные вооруженные пуштунские племена. И сном это и останется, сказал нам Гафар Хан. Планы наших врагов обречены на провал.

  — Мы решительно встали на защиту Апрельской революции и защитим ее от всех посягательств. В этой борьбе у нас есть верный и испытанный друг — советский народ, в трудную 'минуту снова пришедший к нам на помощь. Мы верим в свободу, счастье и независимость своей родины. Мы отстоим ее в борьбе с силами реакции и контрреволюции!

 

  БОРЦЫ МАЗАРИ-ШАРИФА

  В воскресенье 13 января 1980 года над всеми государственными учреждениями, банками, школами Афганистана были приспущены флаги: народ страны чтил память жертв свергнутого режима Амина. Правительство объявило 13 января днем национального траура. К этой дате из тюрем вышли последние политические заключенные. По всей стране состоялись молебны по узникам, погибшим в застенках.

  В городе Мазари-Шариф, куда мы два часа добирались на вертолете из Кабула, тысячи людей собрались перед знаменитой мечетью Раузие-Шариф. Несмотря на свои внушительные размеры, мечеть не смогла вместить всех молящихся. Прихожане заполнили просторный сад с искусственными водоемами, в которых отражаются, словно в зеркале, покрытые голубыми изразцами стены и минареты этого подлинного шедевра мусульманского зодчества XV века.

  Здесь мы познакомились с известным религиозным деятелем страны имамом Гари Абдулом Гафуром. Он считает, что те преобразования, которые начались в Афганистане после Апрельской революции, безусловно, принесут благие плоды народу.

  — Мы уверены, что создание широкого национального фронта с участием всех политических, общественных и религиозных организаций,— сказал Гари Абдул Гафур,— позволят властям решать самые первоочередные задачи на демократической основе. Очень важно, что наше правительство официально заявило об уважении народной власти к религиозным чувствам верующих. И те, кто распространяет на Западе слухи об их преследовании, хотят просто исказить нынешнюю обстановку, посеять в народе смуту. Мне лично неизвестен ни один подобный факт.

  Мазари-Шариф — город на самом севере Афганистана. Он невелик по числу жителей — всего 52 тысячи человек. Однако приезжему есть что посмотреть и в самом Мазари-Шарифе, и в его окрестностях. Шоссейная асфальтированная дорога, которая полукольцом опоясывает пригородные селения, живет напряженно, в хорошем ритме. Автомашины, повозки, верблюды, ослики, велосипедисты, разного рода транспорт, да и груз, который передрасывается по шоссе, отличается довольно широким ассортиментом: от кочешков цветной копусты и тюков сена до увесистых мешков с химическими удобрениями.

  Останавливаемся у обочины, где идет их разгрузка. Читаем маркировку: «Завод азотных удобрений. Город Мазари-Шариф. Январь 1980 года».

  — Наша земля — скудная; воды мало. Без подкормки урожай не снимешь,— сетует Балаль Шах, крестьянин из соседней деревушки.— Завод удобрений построили для нас советские люди. Об этом знают в округе все. Спасибо за помощь!

  А через полчаса мы встретились с одним из руководителей этого завода — Мухаммедом Ясимом Садыки, который в свое время получил образование в Советском Союзе, а потом вместе с нашими специалистами стал готовить здесь национальные кадры производственников.

  Предприятие достигав своей практической мощности— 105 тысяч тонн продукции — еще в. 1977 году. Но, как выяснилось, рабочим, техникам, инженерам удалось поднять уровень производства и обеспечить ценными удобрениями не только северные провинции страны, но и другие районы.

  — Важно отметить,— рассказывает наш собеседник,— что, во-первых, на заводе нашли работу сотни разорившихся крестьян. И, во-вторых, на нем были созданы дополнительные цехи по производству жидкого аммиака, кислорода, сухого льда.

  Мухаммед Ясим Садыки рассказывает нам, что он по решению ЦК НДПА переходит на руководящую партийную работу в провинциальную организацию.

  Губернатор провинции Балх, доктор юридических наук Халил Ахмед Абави принял нас в свеем просторном кабинете, где ярко пылала чугунная буржуйка, установленная, перед, самым его письменным столом. Мы только что оказались свидетелями начала полевых работ, а в здешних домах, учреждениях все еще приходится заботиться о тепле. Каменные, а то и глинобитные поды, окна без двойных рам — ненадежная защита от холодных пронизывающих ветров, которые слетают в эту пару года с окрестных заснеженных гор.

  — Пшеница, хлопок, сахарная свекла — наши основные сельскохозяйственные культуры,— ответил на наш первый вопрос губернатор,— Подавляющее большинство жителей провинции — крестьяне. Всего в Балхе проживает, около 300 тысяч человек. И знаете, что я хочу с уверенностью заявить вам, первым посетившим губернаторство в этой году журналистам? Люди очень хорошо восприняли новый этап Апрельской революции. Он вдохновляет их, вселяет уверенность в будущем. Трудности, конечно, есть, и немалые. На главное — было бы у земледельца, горожанина спокойно на душе.

  Разговор заходит о подрывной деятельности врагов Апрельской революции. Губернатор считает, что Советский Союз поступил в высшей степени правильно, благородно, по-братски, откликнувшись на просьбу Афганистана об оказании помощи, когда над страной нависла реальная угроза нападения извне.

  — Империалисты не сидят сложа руки,— подчеркнул он.— Им не нравится, что Афганистан хочет построить общество без эксплуатации Враги революции, которых они содержат на свои средства в нашей стране, идут на чудовищные преступления: уничтожают школы, совершают террористические акты в городах, распространяют ложные слухи, листовки, сеют панику. Кстати, мы недавно задержали одного террориста. Если желаете...

  Да, конечно, мы приняли предложение губернатора и направились в тюрьму, где содержится под стражей преступник. Девятнадцатилетний Гульямяхье был задержан в центре города. У него были обнаружены самодельные гранаты.

  В ходе предварительного расследования, а также из беседы с Гуяьямихье удалось выяснить, что банда, в которую он входит, орудует под руководством некоего Султана — местного лидера реакционной организации «братья-мусульмане». Султан обосновался в уезде Чоркенд Балхской провинции. Гуяьямихье должен был, вооружившись гранатами и взрывчаткой, ждать сигнала к началу выполнения серии террористических актов в Мазари-Шарифе. По утверждению задержанного, Султан намеревался лично «объявиться в городе и через своих связных руководить этой операцией. Банда Султана распространяла в эти дни листовки, в которых содержится клевета на Советский Союз и его помощь Афганистану.

  — Да это и понятно,— сказал нам капитан ВВС Касем,— «братья-мусульмане» тесно связаны с американскими спецслужбами. А в США определенные круги спят и видят, как бы помешать афгано-советской дружбе. Это они сфабриковали так называемый «афганский вопрос» в ООН, подняли, словно по тревоге, послушную им прессу и бросили ее в пропагандистскую атаку на Демократическую Республику Афганистан.

  Товарищ Л. И. Брежнев в своих ответах на вопросы корреспондента «Правды» еще раз перед всем миром разоблачил грязные махинации натовских стратегов и тех, «то все еще пихается выступать в роли мирового жандарма. И пусть враги нашей Апрельской революции знают: мы, армейцы, твердо стоим на страже завоеваний революции и будем бороться за правое дело до конца.

 

  У ПАТРИОТОВ ДЖЕЛАЛАБАДА

  Голубая чаша водохранилища, словно драгоценный камень, вправленный в белоснежное ожерелье горных вершин, сверкала под крылом самолета. Мы летим над Наглу—энергетическим комплексом, построенным афганскими тружениками при содействии советских специалистов. Электростанция... Для нас это слово давно уже стало обычным. Невозможно представить себе без электричества нашу жизнь. В Афганистане, где господствовали феодальные отношения, царила социально-экономическая отсталость, даже в шестидесяти километрах от столицы можно было сидеть темные окна домов.

  Вполне понятно, что огни электролампочек, вспыхнувшие в различных районах страны от советских турбин, вызывают особое чувство благодарности у наших афганских друзей. Эти турбогенераторы не только принесли свет людям, но и дали жизнь крупнейшему в стране агрокомплексу, созданному в долине Нангархара. Построенные при содействии СССР ГЭС, канал протяженностью 70 километров, водохранилище емкостью 40 миллионов кубометров воды позволили превратить этот некогда безжизненный край в цветущие сады и плантации.

  И вот мы в Джелалабаде, центре Нангархарской провинции. Первая встреча — у мэра города Б. Канивол, совсем еще молодого человека, агронома по профессии. Он приветствовал нас с огромным радушием, сам вызвался показать город.

  Всего пятнадцать—двадцать минут езды от муниципалитета, и вот мы в одном из цитрусовых хозяйств. Ферма «Хадда» раскинулась почти на двадцати гектарах. Садовод, шестидесятилетний Абдул Гафар, показывает нам свой участок. Он вспоминает то время, когда пятнадцать лет назад высаживал здесь первые деревца.

  — А теперь — посмотрите,— А. Гафар широко разводит руки.

  Вокруг — буйно разросшийся сад. И нам, прилетевшим из морозного, заснеженного Кабула, необычно видеть эти свисающие с зеленых ветвей апельсиновые и мандариновые гирлянды. Заметив наше восхищение, садовод сказал:

  — Все это великолепие создано с помощью советских людей на моих глазах. И мне просто омерзительно слышать, как президент Картер и его подпевалы пытаются очернить наших советских людей, пришедших к нам на помощь. Мы-то хорошо знаем, кто является недругами афганцев — Вашингтон и послушный ему Пекин!

  Так рассуждают сегодня все патриоты, все афганцы, которым дороги дружба, честь и независимость их родины.

  Как уже отмечалось выше, нам приходилось видеть и других афганцев.

  О врагах афганского народа рассказал в беседе с нами Али Касым, рабочий джелалабадской текстильной фабрики, где мы побывали. По его словам, бандитские шайки, не имея поддержки в народе, все же пытаются подлыми террористическими действиями запугать население, вызвать панику и посеять недоверие к властям.

  — Орудуют они,— продолжал Али Касым,— за городской чертой, в близлежащих горах. Доблестные воины нашей армии при активной поддержке населения успешно ведут с ними борьбу.

  В штабе Н-ской части афганской армии, дислоцированной в районе Джелалабада, ее командир сообщил нам, что началась крупная операция по ликвидации сгруппировавшихся вокруг города диверсионных банд, пришедших из Пакистана. По полученным сведениям, их военной целью было отрезать провинцию от столицы, захватив аэродром и другие стратегически важные объекты. Скрывающиеся за кордоном «дирижеры» антиафганских провокаций установили и поистине смехотворную политическую задачу: создание в «освобожденных» ими — пока только на бумаге — районах так называемой Исламской республики. Ей, как явствует из захваченных документов, была обещана срочная помощь США и Китая.

  — Планы, как видите, грандиозные, но реальности в них ни на грош,— сказал афганский офицер.— Об этом свидетельствуют и успешно осуществляемые нами действия по ликвидации контрреволюционных группировок. И что характерно, вместе с армейскими подразделениями в операциях участвует много добровольцев — рабочие, земледельцы, молодежь.

  Вполне естественно, что террористы смыкаются и находят общий язык с замаскировавшимися врагами революции из числа буржуазно-феодальных элементов. Это те, кого Апрельская революция лишила награбленных богатств, поместий и земли. Так, под Джелалабадом особенно ожесточенное сопротивление оказала крепость-поместье Хаджи Сагиба.

  Нам довелось разговаривать и с другими офицерами гарнизона. По всему видно, что новый этап Апрельской революции, обращение генерального секретаря ЦК НДПА, председателя Революционного совета и премьер-министра ДРА Бабрака Кармаля к нации нашло живой отклик в солдатских сердцах. Выходцы из народа, они хорошо знают его чаяния и готовы защитить свою республику от всех внешних и внутренних ее врагов.

  В Джевалабаде мы встретились с одним из легендарных вождей пуштунского племени — Гафар Ханом. Этот 92-летний, но еще бодрый, высокого роста старец с юных лет прославился как стойкий борец против британских колонизаторов, за свободу и независимость своей родины. За его плечами более тридцати лет тюрьмы. Но ничто не сломило его. И сегодня он считает себя в строю афганских патриотов.

  — Демократическая Республика Афганистан, рожденная Апрельской революцией,— сказал нам Гафар Хан,— это итог многолетней борьбы нашего народа против колонизаторов и феодалов. Я счастлив, что дожил до этих дней. И хотя предстоит еще многое сделать, я верю в счастливое будущее своих детей и внуков, своей родины.

  Джелалабад — один из красивейших городов Афганистана, упоминаемый еще в древних рукописях. Но сохранившиеся памятники старины, кривые узкие улочки постепенно уступают место современности. Университетский комплекс, многоэтажные здания, асфальтированные дороги — этим здесь уже мало кого удивишь.

  — И все же работы у нас еще очень много,— отмечает губернатор Нангархарской провинции Мухаммад Зиярад Африди.— Некоторые актуальные вопросы мы обсуждали на только что закончившемся совещании ответственных работников провинции. В целом мнение единодушно: несмотря на определенные трудности, экономическое положение можно считать нормальным.

  М. 3. Африди с удовлетворением говорит об энтузиазме и патриотическом подъеме, с которым трудятся люди, об их непримиримости к тем, кто мешает мирной жизни, о высокой бдительности организаций в защиту революции.

  Встречи и беседы, которые мы имели на гостеприимной джелалабадской земле, все, что мы видели здесь своими глазами, свидетельствовало об одном — и в этой афганской провинции люди в своем огромном большинстве поддерживают демократические преобразования, осуществляемые в стране, активно участвуют в строительстве новой жизни, в борьбе за нее.

 

  ВЕРТОЛЕТ НАД ПАКТИЕЙ

  С борта вертолета горные заснеженные пики напоминают гигантские сахарные головы. До них не более 200—300 метров. Кажется, стоит лишь протянуть руку... А вот и равнина. Отчетливо видны глинобитные стены крепостей с округлыми башнями по углам. Серые стены, плоские крыши, голубые прожилки рек. Строгая геометрия, аскетическая суровость. Разворот — и мы приземляемся на аэродроме Гардеза главного города провинции Пактия.

  В это ненастное время года даже вертолет здесь не частый гость. Снежные метели плотной завесой на целые недели как бы закрывают от всей страны этот приграничный район, лежащий к югу от Кабула. А там, за горными вершинами, на территории Пакистана расположены базы, где готовят террористов и диверсантов, врагов афганского народа.

  Еще не выключен двигатель, а люди уже бегут через летное поле к машине. Они знают: привезли газеты, письма, новый кинофильм.

  — Какие новости, как идут дела в Пактии? — спрашиваем мы.

  Местные товарищи нам охотно рассказывают, что в городском кинотеатре только что состоялось собрание партийного актива с участием представителей духовенства, коммерсантов и пуштунских племен. Выступали секретарь местного отделения НДПА Пактии Дастигир, губернатор превенция Хамид Момаэс, вожди крупнейших племен Аджи-Юсуф и Хаджи Голь, командир третьего армейского корпуса Гулям Наби. Bee говорит о поддержке Апрельской революции, о необходимости коренной перестройки социальных и племенных отношений, самой социально-экономической, базы афганского общества.

  В Гардезе мы пребыли недолга, в дальнюю дорогу торопил наползавший в долину туман, а нам предстояло преодолеть по воздуху труднодоступный хребет Джадран. И все же за короткий срок мы успели уяснить главное: положение в городе нормализуется, идет активная деловая жизнь. Особенно запомнились слова члена провинциального комитета НДГГА Гуль Мамада.

  — Мы рассчитались с аминовской кликой, впереди у нас дорога нелегкая, но прямая, и с нее нас никому не свернуть — ни внешней, ни внутренней реакции.

  Провинция Пактия представляет интерес во многих отношениях, и прежде всего, пожалуй, она примечательна пестротой пуштунских племенных групп, разбросанных по всей ее территории. И, что особенно важно подчеркнуть, в соседнем Пакистане вдоль всей границы живут такие же родственные племена. Издавна они веди между собой торговлю, общались друг с другом.

  Этим обстоятельством не раз, пользовались империалистические державы Так, например, Англии еще в 1928 году удалось спровоцировать здесь мятеж, которым руководил из приграничного местечка Мирам-Шах небезызвестный авантюрист из британской «Сикрет интеллидженс сервис» Томас Эдвард Лоуренс-Аравийский.

  Сегодня в Мирам-Шахе, его окрестностях и некоторых других пунктах обосновались, иные реакционеры и их заокеанские покровители. В уездном городе Хост, куда мы прилетели из Гардеза, вам рассказам примечательную историю службе афганской безопасности удалось документально запечатлеть тайный вояж двух американских «лоуренсов», которые, выехав из Парачинара, двинулись вдоль границы на юг По дороге они останавливались в крепостях, селениях, навещали вождей племен, одаривал их со всей щедростью, призывали к войне против соседнего Афганистана

  Нам также напомнили, что именно в Парачииаре во второй декаде января произошла встреча главарей наемных банд, руководимых Гульбеддином. Активное участие в этом сборище приняли представители пакистанской реакции и американских спецслужб. Бургомистр Хостского уезда Саиб Мамад в беседе с нами подчеркнул:

  — Банды и их покровители, естественно, еще на что-то надеются. Но народ Пактии на страже своих завоеваний Мы,— продолжал бургомистр,— признательны и благодарны своему северному соседу, Советскому Союзу, который пришел к нам на помощь

  В январе—феврале язя не раз приходилось встречаться с известными вождями пуштунских племен, горячими патриотами своей страны. Мы беседовали с ними в Джелаалабаде, Мазари-Шарифе, Кабуле. Здесь, в Пактии, по словам одного из них, Юсуфа, в горных селениях и долинах насчитывается свыше двадцати племенных групп. В основном это неграмотные, глубоко религиозные люди, которых и стараются переманить на свою сторону реакционеры, вовлекая горцев в братоубийственную войну.

  По совету народных властей Хоста мы побывали в штабе 25-й пехотной дивизии афганской ария», которой командует Ахмед Али.

  Мы беседуем у стола, на которой разложена топографическая карта дислокация полков и более мелких подразделения 25-й дивизии. На ней нанесены и районы сосредоточения бандитских формирований. Нам рассказывают о тактике, которую применяют налетчики, их вооружении, главарях.

  — Головорезы Абдалла Хан, Сардар и Абдул Хусейн орудуют вот в этих районах,— указка командира дивизии движется по карте от од ного населенного пункта к другому — Они имеют американское, китайское и пакистанское оружие. Показательно, как только «лоуренсы из США завершили свой пробег, в эти селения начали поступать партии новых автоматов, карабинов.

  — Что же касается политической пропаганды, — вступил в беседу начальник политотдела третьего армейского корпуса Шихмамад,— то реакция строит ее исключительно на религиозной основе, фальшиво распространяясь о той, что народная власть будто бы хочет раз и навсегда покончить с исламом. Этой ложью мало кого можно убедить, но находятся, к сожалению, и такие, которые попадают в ловушки, расставленные нашими врагами.

  .В Хосте, тихом уютном городке, где проживают 44 тысячи человек, климат мягче, чем в Кабуле, да и лежит он ниже столицы на целых 1200 метров. Мы покидали Хост ясным солнечным днем, во дворах царило оживление Крестьяне готовились к весенним полевым работам.

 

  ОПИРАЯСЬ НА МАССЫ

  С Мухаммедом Колтаем мы познакомились в министерстве сельского хозяйства и земельной реформы ДРА Крестьянин из селения Насроч провинции Гильменд, он был одним из участников проходившей здесь конференции по вопросам сельского хозяйства. Высокий, в белой чалме и широкой национальной одежде земледелец на первый взгляд ничем не отличался от городского жителя. Однако загорелое, обветренное лицо, необычная для города застенчивость, крепкие руки с чуть синеватыми прожилками вен и, главное, говор выдавали сельского жителя.

  Крестьянин охотно делился впечатлениями об этом, по его мнению, очень своевременном и важном совещании, на которое почти со всех концов страны съехались представители сельскохозяйственных ведомств, других государственных органов, государственных ферм, крестьянских кооперативов и хозяйств.

  — Простых крестьян, вроде меня, на конференции было человек 60—70, — рассказывает М. Колтай — Это четвертая, а то и третья часть всех участников. Значит, труд наш правительство считает почетным и наше мнение ценит высоко.

  С большим энтузиазмом говорит Мухаммед Колтай об обсуждавшихся вопросах и принятых решениях

  — Сейчас самое главное — хорошо, во всеоружии встретить весну. По-хозяйски распорядиться всей имеющейся в наличии землей, чтобы ни один гектар не остался незасеянным, — подчеркивает он. Афганистан — страна преимущественно крестьянская. По данным переписи 1970 года, крестьянство составляет 73, а вместе с кочевниками 99 процентов всего населения страны. В Афганистане, где промышленность слаба и практически нет тяжелой индустрии, земледелие и животноводство — основа экономики.

  — Именно поэтому демократическое правительство Афганистана особое внимание уделяет сейчас проблемам сельского хозяйства, удовлетворению нужд и потребностей сельских жителей, — говорил во время нашей беседы министр сельского хозяйства и земельной реформы ДРА Ф. Р. Моманд. — В этом направлении сделано уже немало. Но еще больше, конечно, предстоит сделать. Повсеместно принимаются меры по обеспечению крестьян семенами и, где это возможно, техникой.

  Крестьяне — участники конференции, с которыми мы разговаривали, в своем мнении единодушны: сеять, говорят они, будем, несмотря ни на какие трудности. С конференции в Кабуле они возвращаются в свои деревни с уверенностью в завтрашнем дне.

  На конференции мы встретились с имамом мечети из провинции Балх моулави Абдухамидом.

  — Мы с большим удовлетворением участвуем в конференции,— говорит моулави Абдухамид. — Все афганские мусульмане хотят сейчас одного: чтобы всевышний ниспослал нам мир и мирные заботы об урожае, о хлебе, о земле. И мы в меру своих сил будем помогать нашему правительству в его богоугодных делах и заботах о благе народа.

  Касаясь всесторонней помощи Афганистану со стороны Советского Союза, моулави сказал:

  — Искреннее доверие, горячая благодарность — вот те чувства, которые: испытывает наш народ по отношению к советским людям, откликнувшимся на нашу беду, на нашу просьбу о помощи.

  ...Возвращаясь в час пик из министерства сельского хозяйства и земельной реформы, мы оказались в настоящей автомобильной пробке. Вот вам и «вымершая афганская столица», как называют Кабул в своих опусах западные журналисты!

  — А ведь это чудесно, — сказал сидевший рядом с нами в машине афганский журналист.— Посмотрите на этих людей — пешеходов, водителей: они живут, трудятся, спешат навстречу светлому будущему своего города.

 

 

 

ОТПОР КЛЕВЕТНИКАМ И ПРОВОКАТОРАМ

 

 

  ВОЗВРАЩЕНИЕ

 

  В то памятное утро Гуломали Ходжи вновь подошел к порогу брошенного им год назад родного дома Кругом чувствовалось запустение — без того старая лачуга совсем перекосилась. А голые стволы деревьев, засохшие от жажди, вероятно, еще прошлым летом, — это все, что осталось or былого украшения крохотного дворика — двух яблонь и тополя. Конечно, за всем этим, как обычно водится, могли бы присмотреть родственники или соседи. Но в их домах царила та же картина заброшенности.

  Сегодня для этих людей самое страшное позади — долгие скитания на чужбине и все беды, связанные с этим Однако даже сейчас, спустя две недели после возвращения, голос Гуломали, рассказывающего о своей одиссее, временами начинает дрожать от волнения или же накаляться и звенеть, наполняясь гневом.

  Наш собеседник — 43-летний крестьянин, его семья и родные, всего тридцать человек, покинули свой кишлак, расположенный в уезде Мусокала провинции Гильменд, вскоре после Апрельской революции. Люди-то они в общем были бедные, целиком зависевшие от местного богача. Таким и терять было нечего. Да вот поддались уговорам своего хозяина, а тот перед бегством из страны «по секрету» предупредил о том, что революция, мел, отнимет у них жен и дочерей, которые станут «общими», а самих правоверных мусульман сошлют на какие-то рудники.

  — Люди мы неграмотные, простые, — тихо, как бы извиняясь, говорит крестьянин, — да и не поверить было трудно: помещик наш — человек образованный, богатый, всю жизнь, ему повиновались. Вот так и подались мы вместе с хозяином в соседний Пакистан.

  Мы спросили Гуломали, почему он решил вернуться на родину. На этот вопрос он ответил не сразу, задумался и лишь после некоторого молчания начал медленно говорить

  Безусловно, это решение назревало у него и его земляков давно, с тех пор, как беженцы начали постепенно убеждаться в том, что их обманули. По клочкам афганских газет, попадавшим им в руки, по передачам радио Кабула, которое иногда удавалось послушать, люди узнавали о тех революционных преобразованиях, которые происходили в их стране, о том, что народная власть избавила крестьян от бремени долгов ростовщикам и богатеям, активно взялась за ликвидацию в стране неграмотности, за улучшение условий жизни трудящихся. Ну, а сообщениям о начале земельной реформы, по которой сельскохозяйственные угодья, изъятые у помещиков, безвозмездно передавались безземельным и малоземельным крестьянам, откровенно говоря, вначале даже не поверили.

  — Когда же, — вспоминает Гуломали, — мы услышали по афганскому радио заявление правительства ДРА, в котором очень искренне и тепло говорилось о таких, как мы, бедняках, оказавшихся за рубежом, уже ничто не могло удержать нас.

  Правительственное заявление, о котором упомянул Гуломали, действительно, явилось проявлением гуманности и справедливости со стороны народной власти. В нем говорилось, что все те, кто обманут и в свое время покинул Афганистан, а теперь хочет вернуться обратно, не только не будут подвергаться каким-либо преследованиям, как утверждает контрреволюционная пропаганда, но и встретят на родине всестороннее содействие и помощь.

  Так оно и оказалось. Люди, возвратившиеся в свои города и села, с волнением рассказывают о радостной встрече с родней, теплом участии властей и общественности в решении их дальнейшей судьбы.

  — Перемены, которые мы увидели на родине, — говорит Гуломали, — достойны восхищения.

  С особым волнением, будто окончательно утверждая сказанное, он начинает перечислять увиденное, загибая пальцы на руке. Исчезла навсегда зловещая фигура ростовщика, сосавшего кровь крестьян; земля, принадлежавшая небольшой кучке феодалов, переходит в руки тех, кто на ней работает; отменили законом калым, что означает возможность иметь семью тысячам бедняков, которые ранее не могли уплатить выкуп за невесту. Особая перемена, о которой с огромным удовлетворением говорят вернувшиеся на родину, — это намерение народной власти ликвидировать неграмотность.

  — Даже старики теперь учатся на курсах, — улыбнулся Гуломали.

  Уже нельзя замолчать или скрыть суть перемен в Афганистане от тех его граждан, которые оказались за пределами своей страны. Затрагивая самые назревшие и наболевшие стороны социально-экономической жизни афганского общества, эти перемены, естественно, обнажают и обостряют антагонизм между трудящимися, в интересах которых они осуществляются, и теми, кто навсегда теряет здесь свою политическую и экономическую власть. В бешеной злобе последние пытаются, не гнушаясь ничем, остановить поступательное Движение афганского народа к новой жизни, в которой не будет места эксплуатации человека человеком.

  Попытки организовать против молодой республики вооруженные и идеологические диверсии, направляемые силами империализма, предпринимает сегодня вся контрреволюционная эмиграция, состоящая из феодально-аристократических и буржуазных элементов и реакционного духовенства. Совершая с территории Пакистана бандитские налеты, они лицемерно выдают это за «священную войну».

  — Мы проклинаем этих лжеосвободителей, — говорит с потемневшим лицом Гуломали. — Там, за рубежом, вербуя в свои ряды наших соотечественников, они клевещут на народный строй, утверждают, что на родине лишают людей веры.

  Возмущение и гневное осуждение звучат в словах и других вернувшихся из-за рубежа афганцев. После того как они отказались участвовать в заговоре против ДРА, их пытались шантажировать, им угрожали, чинили всякие препятствия на пути возвращения домой.

  О тех же, кто остался по ту сторону в бандах террористов и диверсантов, мнение у вернувшихся одно — это заклятые враги демократического Афганистана, и с ними предстоит жестокая борьба, так же как со всей афганской контрреволюцией, вдохновляемой империалистическими и реакционными кругами. Причем люди, с которыми нам довелось говорить, абсолютно убеждены в том, что только щедрая помощь, которую контрреволюция получает от своих зарубежных покровителей в виде оружия, денег, «консультаций» подрывных дел мастеров из различных спецслужб, постоянное подстрекательство с их стороны — только все это позволяет ей совершать наглые вылазки против ДРА.

  В языке пушту есть пословица, которая гласит: «Говорить о войне легко, горько испытать ее». Афганский народ не хочет военных раздоров и вражды. Он твердо и последовательно проводит политику мира, делает все возможное для его сохранения, постоянно заявляя о своем стремлении не создавать напряженности в отношениях с сопредельными государствами. Вместе с тем, как подчеркивают в своих выступлениях участники проходящих в стране многотысячных митингов и манифестаций, афганский народ строго предупреждает любителей авантюр и всякого рода провокаций о том, что он не останется безразличным к действиям, ставящим под угрозу суверенитет, свободу и независимость его родины.

 

  СЛОВО МОУЛАВИ

  Раннее кабульское утро. Еще нет и пяти. С взметнувшихся в темное небо остроконечных минаретов, перекликаясь друг с другом, плывут усиленные радиодинамиками голоса муэдзинов. Они призывают верующих к намазу. Улицы постепенно заполняются народом. В толпе снуют вездесущие мальчишки — продавцы сигарет и разной мелочи. C трудом толкая свои телеги, перегруженные дровами и углем, овощами и фруктами, начинают свой рабочий день Карачи — владельцы ручных двухколесных телег. Те, кому приходилось бывать в азиатских странах, знают, что наряду с рикшами здесь весьма распространен и такой вид «грузотакси». И вполне понятно: здесь не хватает транспорта, дорог бензин.

  Город, постепенно просыпаясь, входит в новый день. Кабульцы, поеживаясь от холода, спешат по своим делам. Многолюдно у мечетей. Их двери не забиты досками, верующих никто не задерживает. Ни один мулла не арестован, как об этом беззастенчиво утверждает враждебно настроенная к Афганистану западая печать и пекинская пропаганда. Эта старая песенка, заведенная ими на новый лад, преследует все те же вполне определенные цели: сыграть на религиозных чувствах людей. Уже с первых дней Апрельской революции ее враги, буржуазные средства массовой информации оседлали этого «конька», буквально высасывая из пальца всякого рода небылицы. Сколько этими бумагомарателями было «сожжено» афганских мечетей, «расстреляно и арестовано» священнослужителей! как им хотелось выдать желаемое за действительное. Но кого они пытались убедить? Афганцев, которые не только не видели этих «оскверненных» мечетей, но, наоборот, были свидетелями того, как строятся новые, ремонтируются старые?

  После Апрельской революции, как об этом писала кабульская печать, во многих уездах и провинциальных городах возведены и обновлены сотни мечетей, а верующим предоставлена полная свобода вероисповедания.

  Об этом же мы услышали из уст одного из самых уважаемых духовных лиц страны моулави Абдулы Азиза, председателя Совета улемов Афганистана — высшего органа священнослужителей.

  — Народная власть, — говорит он, — нисколько не ущемляет наших религиозных чувств и деятельности. Об этом даже не стоит говорить. Это знает у нас каждый ребенок. Я хочу сказать о другом. Об антисоветской истерии врагов афганского народа. Чего они хотят? Они хотят видеть нас слабыми, беззащитными, чтобы получить возможность задушить нашу революцию.

  «Карте» — в переводе означает квартал. В афганских, как и в других мусульманских городах, люди, проживающие в ней, представляют вполне определение сложившийся коллектив. Слова «мы из одного квартала» звучат здесь почти таи же, как «мы — родственники». И везде здесь за чашкой чая или просто сидя на низеньких стульчиках мужчины в свободное время ведут разные беседа — о политике, погоде, поэзии, о ценах на базаре...

  Особенно часты встречи в квартальной мечети — пять раз в день приходят сюда верующие по призыву муэдзина. У одной из мечетей мы побеседовали с верующими, собравшимися после утреннего намаза.

  — Говорят, что мы перестаем быть мусульманами? — переспрашивает благообразный старик в чалме, соперничающей по белизне с лежащим вокруг снегом.

  Глаза Мухаммада Хасана — так зовут нашего собеседника, — вспыхивают гневом.

  — Афганистан был и остается мусульманской страной, население которой исповедует священный ислам, — замечает он. — Доказывать обратное может только сумасшедший или же враг, преследующий свей цели, желающий очернить наш гордый и свободный народ.

  — Мы знаем, откуда веет этот ветер злобы и подстрекательства, — вступает в разговор другой собеседник — преподаватель лицея. — Самое смешное, что запевалы этого хора сами-то отнюдь не мусульмане. Вашингтон и Пекин — вот кто дирижирует оркестром антиафганской истерии.

  Круг людей, участвующих в беседе, постепенно расширяется. Среди них люди разных возрастов и профессий, в тем числе двое священнослужителей. Один из них, словно угадав наш следующий вопрос, сказал:

  Клевещут не только на наш народ, но» и на- его испытанного и верного друга — Советский Союз. Поводом служит пришедший к нам на помощь ограниченный контингент советских войск. Но каждый афганец — спросите любом — скажет вам, что это солдата мира, пришедшие по нашему зову защитить Афганистан от внешней агрессии.

  Верующие, с которыми мы разговаривали в других местах Кабула, а также в провинциях Нанграхар, Балх и других, с удовлетворением рассказывали о той, что Апрельская революция много сделала для афганского народа. Они говорили о школах по ликвидации неграмотности, о радости тех, кто, уже будучи в преклонном возрасте, получил возможность читать книги. Они вспоминали о незабываемых днях передачи земель феодалов беднякам-мусульманам, всю жизнь гнувшим спины на господских плантациях. Они с благодарностью вспоминали вступивший в силу закон о запрещении калыма, выдачи замуж несовершеннолетних и другие декреты народной власти и еще показывали нам новые, построенные после Апрельской революция мечети, отмечая, что никто не закрывал и старые.

  — Враг всегда есть враг, одной он с тобой веры или разной,— сказал Шерали, крестьянин из села, расположенного недалеко от города Джелалабада.

  По его мнению, абсолютное большинство афганского народа избрало для своей страны путь демократии, свободы и равноправия. Это безусловно не нравится тем «мусульманам», которые потеряли здесь власть и богатство.

  — Они-то и записывают нас теперь в «неверные», — улыбается Шерали. — А что они сами дали народу во времена своего господства, кроме нищеты и невежества, болезней и отсталости? Теперь, выходит, те, кто открывает перед нами двери в новую жизнь, — «неверные», а они — палачи и угнетатели, — стало быть, правоверные мусульмане?!

  Свою грязную контрреволюционную работу ведут главари из организации «братья-мусульмане». Это они, прикрываясь религиозными лозунгами, ведут атаки на демократический Афганистан, пытаясь разжечь фанатизм, подорвать народную власть. Это их лидеров цитирует реакционная пропаганда, выдавая убийц за «представителей афганских мусульман».

  «Американская пресса, радиостанция «Голос Америки», — подчеркивает кабульская газета «Кабул нью таймс», — стремятся очернить революционный Афганистан, вбить клин в советско-афганские отношения- Организаторы этой клеветнической кампании прикрываются ширмой «заботы» о независимости ДРА и даже пытаются выставить себя в роли неких «защитников ислама». Позволительно спросить: с каких это пор в Вашингтоне стали так рьяно заботиться о суверенитете других государств, с каких это пор там испытывают такие симпатии к исламской религии? Ведь всему миру известна, при чьей военно-экономической и политической поддержке столь долго удерживался на троне шах Ирана — этот палач и преступник. А кто, как не США, угрожает мусульманским странам Ближнего Востока, создавая жандармский «корпус быстрого реагирования», кто развязал грязиую войну во Вьетнаме, грубо вмешивался и продолжает вмешиваться в дела независимых стран Африки, Латинской Америки, Юго-Восточной Азии?

  По американским данным, в нынешней веке Соединенные Штаты более 200 раз применяли против других стран оружие или угрожали оружием во имя достижения своих корыстных политических целей.

  Что касается помощи, которую по просьбе нашего правительства оказал нам Советский Союз, то по этому поводу можно сказать только одно: никто, в том числе и Белый дом, не может лишить суверенное государство права на то, чтобы, действуя в соответствии с духом и буквой Устава ООН, обеспечить свою самооборону. Никто не поколеблет решимость афганского народа сделать все, что он считает необходимым, для обеспечения своей независимости и охраны завоеваний ревюции. Не помешают нам шагать вперед и никакие убийцы ив организации «братья-мусульмане», помните это!»

  Возмущаясь нападками врагов на свой народ, люди, даже неграмотные, по всему видно, хорошо понимают одно: религия тут ни при чем. Политика агрессии и вмешательства — вот что руководит теми, кто распространяет сегодня ложь об «угнетении мусульман» в ДРА. И ответ на эти инсинуации здесь один: не суйтесь, господа, не в свое дело!

  — Мы молим сегодня всевышнего о том, чтобы он ниспослал нам мир и благоденствие во имя народного счастья, — подчеркнул известный афганский религиозный деятель, имам соборной мечети, моулави Гафур. — Мы выступаем против тех, кто, прикрываясь именем аллаха, продавшись за доллары и фунты, пытается задушить Апрельскую революцию, идеи которой нашли живой отклик в сердцах всех честных мусульман Афганистана

  Моулави гневно осудил действия США и КНР, реакционных кругов мусульманских стран, пытающихся сыграть на религиозных чувствах народов в своей враждебной к Афганистану деятельности.

 

  ФАБРИКАНТЫ ДЕЗИНФОРМАЦИИ

  «...Тяжелые кровопролитные бои идут в районе города Джелалабад между подразделениями афганской армии и советскими войсками. С обеих сторон имеются большие потери».

  Что это? Официальная сводка генштаба или сообщение кабульской печати? Нет. Это — «новости» радиостанции «Голос Америки». Буквально через два часа после этой передачи мы приземлились в Джелалабадском аэропорту. Нас встретили афганские и советские товарищи. И на наш первый вопрос недоуменно пожали плечами- «Сражение в городе? Кто вам сказал?»

  Мы целый день провели в древнем Джелалабаде и скажем положа руку на сердце — не услышали ни единого выстрела, не заметили каких-либо беспорядков или смятения. Наоборот, многолюдные улицы, шумные базары в этот день выглядели особенно оживленными. И не случайно — был четверг, который в мусульманской стране предшествует выходному дню.

  — Что же касается отношений населения к советским людям, — сказал губернатор Нангархарской провинции Мухаммад Зиярат Африди, — то они поистине братские, такие же, как и на протяжении вот уже многих лет нашей дружбы и сотрудничества.

  — А может быть, мы просто опоздали к «кровопролитным боям»?

  На этот вопрос губернатор с улыбкой заметил:

  — Может быть, кому-то и снятся сражения на нашей земле, не мы, афганцы, даже представить себе такое не можем. Ограниченный контингент советских войск, вокруг которого на Западе и в Китае поднята пропагандистская шумиха, выполняет совсем иную функцию. Советские люди на правах испытанных и верных друзей оберегают сегодня вместе с нами свободу и независимость нашей родины от посягательств извне международной реакции.

  Об этом же нам говорили во время нашей беседы и афганские воины — солдаты и офицеры Джелалабадского гарнизона. Отмечая сложную обстановку, создаваемую в этой пограничной провинции бандитскими шайками, сформированными на территории Пакистана, командир одного из подразделений Народной армии Афганистана сказал: «Скрываясь в горах, они терроризируют население, грабят и убивают. Открытого боя с нашими солдатами, как правило, избегают. Но операции по их ликвидации идут успешно».

  Вот так погорела на наших глазах очередная «утка», запущенная из Вашингтона. Казалось бы, о чем говорить? И в Джелалабаде мы, конечно, побывали не для того, чтобы схватить за руку нечистоплотных писак. Однако поток лжи не прекращается. И даже растет. И что удивительно: явная галиматья выходит из-под пера не только тех, кто сидит за тридевять земель от Кабула, но и тех, кто, как гласит восточная поговорка, «видит, но не желает увидеть, слышит, но не хочет услышать» Речь идет о налетевших сюда, в Кабул, в поисках сенсаций представителях реакционной печати, радио и телевидения. Знакомишься с их стряпней и диву даешься: откуда что берется?!

  Кое с какими «секретами» местной кухни западных журналистов нас познакомили афганские коллеги Во-первых, говорили они, пишется то, что уже запрограммировано, хотя имеется, так сказать, «элемент присутствия» Делается это просто — ссылки на «оппозиционные», «авторитетные», «осведомленные» и другие круги ловко чередуются с добытыми в подворотнях сплетнями А добрая часть тан называемых «фактов» — досужий плод фантазии Как, например, те же джелалабадские «кровопролитные бои» А вот то, что подавляющее большинство населения Афганистана активно одобряет демократический курс правительства республики, с оружием в руках защищает революцию, о чувствах благодарности афганских трудящихся советским людям за солидарность, помощь и поддержку — об этом, конечно, ни слова И ни слова о преступных злодеяниях преступника Амина и его приспешников, руки которых обагрены кровью тысяч патриотов, того самого Амина, которого еще набираются наглости называть «законным президентом», объявляя его чуть ли не великомучеником. И это — видя не высохшие еще слезы вдов и матерей, изможденные от пыток лица тысяч только что получивших свободу политических заключенных.

  В разработке и осуществлении приемов «психологической войны» против неугодных Вашингтону социально-политических сил и правительства на Среднем Востоке и в Азии в целом принимают участие совершенно определенные ведомства США. Однако, можно сказать, пальма первенства в этом подрывном идеологическом альянсе принадлежит Центральному разведывательному управлению. Обработка общественного мнения в направлении, угодном наиболее агрессивным кругам США,— вот тот конек, на котором едет ЦРУ теперь в Афганистане Пропагандистскими акциями шпионское ведомство давно изловчилось подкреплять наиболее скандальные внешнеполитические кампании своей вашингтонской администрации.

  На информационный рынок ряда азиатских стран непрестанно выбрасывается мутный поток лжи, клеветы и дезинформации, связанный с так называемым «афганским вопросом». Кто же готовит всю эту фальшивую стряпню?

  Как известно из самих американских газет, многие журналисты США давно работают в Центральном разведывательном управлении. Они — и с их подачи и другие буржуазные «рыцари пера» — стараются продемонстрировать высший пилотаж сочинительства. Агентство Рейтер, например, обнаглев, распространило два сообщения, из которых одно нелепее другого. В афганской столице есть немало архитектурных памятников зодчества, достойных того, чтобы они были взяты под охрану государства. Кабульцы знают им цену и с должным уважением относятся к уникальным достопримечательностям. Корреспондент агентства Рейтер подошел к этой национальной проблеме со своих позиций. Он поспешил «проинформировать» афганский народ о том, что, дескать, принадлежащие афганцам дворцы «заняты советскими солдатами и превращены в казармы».

  Вполне естественно, фальшивка не прожила и нескольких часов. Достаточно было взглянуть на истинную ситуацию с объективных позиций, как or раздутого. корреспондентом Рейтер мыльного пузыря не осталось и следа.

  А вот вторая «утка» того же агентства; оказываете», над афганскими женщинами нависла «страшная» угроза; всех их будто бы собираются вывезти в Советский Союз «для перевоспитания». В связи с этим на память приходят былые россказни врагов нашей социалистической революции, которые пытались шантажом и запугиванием опорочить в глазах народны» масс России благородные идеи Октября. Тогда ничего не вышло у господ империалистов. Не пройдет их номер и теперь здесь, в Афганистане.

  Конечно, колониализм оставил в наследство развивающимся странам чрезвычайно слабую систему средств информации, и это бесстыдно используется западными пропагандистами для подтасовки фантов- и фабрикации лживых сообщений*— иными словами, для идеологической обработай общественного мнения того же Афганистана, Индии или Ирана.

  Для достижения своих целей империалистическая пресса не брезгует ничем. Вспомним, как на страницах некоторых американских газет муссировался бредовый вымысел о том, что будто в землетрясении, происшедшем в Иране, виновата «рука Москвы». А в январе 1980-го, агентство ЮПИ распространило не менее абсурдную фальшивку о некоем «сосредоточении советских войск на ирано-советской границе».

  Зачем, спрашивается, вашингтонские стряпчие пускают в ход подобные небылицы как раз в тот момент, когда в той или иной стране происходят события, диссонирующие с их стереотипами?! Ответ напрашивается сам собой; с одной стороны, за океаном пытаются как-то обелить, политику США в отношении Ирана или Афганистана, как эта имеет место в данном конкретном случае; а с другой — оклеветать Советский Союз, вбить клин в добрососедские отношения между нашими странами, которые строятся на принципах равноправия, взаимного уважения и невмешательства во внутренние дела.

  Если же говорить не о мнимом, а о действительном вмешательстве в дела суверенных государств, то этим как раз и занимаются сами Соединенные Штаты. Беззастенчиво используя, например, довольно тяжелое экономическое положение Пакистана, Вашингтон, а вместе с ним и Пекин навязывают ему свои условия, стремясь превратить эту страну в трамплин для военного вмешательства в дела Афганистана, Как заявил на очередной пресс-конференции для афганских и иностранных журналистов 15 января 1980 года Генеральный секретарь ЦК НДПА, председатель Революционного совета и премьр-министр Демократической Республики Афганистан Бабрак Кармаль, компетентными органами были получены новые неопровержимые данные о переброске к афгано-пакистанской границе самолетами американского оружия для оснащения банд врагов афганской революции.

  В одной упряжке с вашингтонскими специалистами по разжиганию вражды и напряженности следуют и нынешние лидеры Пекина. Китай является единственным государством, в законодательных актах которого в качестве стратегических целей открыто закреплены не только куре на подготовку к войне, но и задачи борьбы против различных государств, и в первую очередь против Советского Союза. Этим определяется общая направленность внешнеполитической деятельности пекинского руководства и его внешнеполитический альянс с самыми оголтелыми силами империалистической реакции. Афганистан — друг Советского Союза, а стало быть, в гегемонистских преступных планах Пекина он занесен в черный список самых неугодных для него государств.

  Захлебываясь от злости и ненависти к этой стране, круглосуточно вещает пекинское радио, печатаются с одного стереотипа газетные статьи, в поте лица трудится информационно-пропагандистский центр, расползаются сочинения, распространяются листовки, направленные на подрыв народной власти Афганистана. Одна из них попала нам в руки. Текст ее не блещет изобретательностью. Тот же кондовый стиль, тот же набор знакомых ругательных эпитетов, которыми пользуется официальный рупор Пекина — газета «Жэньминьжибао». За минувшие воды из Китая не раз слышались призывы превратить территории соседних с Советским Союзом государств в форпосты борьбы против СССР. Сейчас гром военных барабанов раздается с удвоенной силой. Найденная нами листовка в категорической форме призывает врагов Апрельской революции в Афганистане и тех диверсантов, которые окопались на территории Пакистана, по-маоцзэдуновски претворить в жизнь лозунг: «Развить народную партизанскую воину в мировом масштабе», «Использовать один самый верный рычаг—винтовку».

  Культ военной силы, апологетика милитаризма — таков лейтмотив очередной маоистской листовки. Все это еще и еще раз подтверждает мысль о том, что между политикой великоханьского шовинизма, проводимой нынешними лидерами Пекина внутри страны и на международной арене, существует прямая связь, что нынешний пекинский шовинизм служит целям антисоветизма, является преградой на пути оздоровления политического климата на Среднем Востоке и в Азии.

  Судя по имеющимся фактам, «возмущение» по поводу событий в Афганистане стало на Западе и в Китае своеобразной модой. Аукнется в Вашингтоне, откликается в Пекине. А раскручивать этот пропагандистский, насквозь лживый шабаш помогают все те же представители американской так называемой «свободной прессы».

  Действительно, ни для кого не секрет, что вся эта возня с «афганскими повстанцами» началась сразу же после того, как США потеряли свои позиции в Иране и решили «заменить» его Афганистаном, развернулось с целью свержения народной власти, поддерживаемой абсолютным большинством населения. Именно тогда усилилось натравливание на страну контрреволюционных банд, их подготовка в специальных лагерях на территории Пакистана, а вся западная пропаганда подхватила тезис о «недовольствах» и о «движении сопротивления».

  Особенно усердствуют пропагандистские службы Запада и работающий в унисон с ними подрывной аппарат Пекина по поводу неких афганских «повстанцев», призывают помочь афганским беженцам. Но надо сказать, что мировая общественность давно раскусила все эти трюки. Если западная печать заводит речь о «беженцах», то это значит свыше поступил приказ разжалобить своих налогоплательщиков. А открыто писать им то, что миллионы долларов, предназначенные якобы для закупки продовольствия и одежды «афганским беженцам», на самом деле идут на оружие, которое должно стрелять в афганских трудящихся,— они, конечно, не решаются.

  Афганцы разоблачают ложь, состряпанную на-фабриках дезинформации Запада и Китая.

  «Повстанцы»? — говорит Самад Мухаммад, крестьянин из села Колча Нангархарской провинции — Это просто убийцы и бандиты, преследующие одну цель — возврат к прошлому. Они сжигают школы, расстреливают учителей, активистов женского и молодежного движения, безжалостно расправляются с теми, кто, по их словам, «смел посягнуть на господскую землю»

  Знакомство с документами, самими «представителями» так называемой «оппозиции», оказавшимися на скамье подсудимых, позволяет еще более четко уяснить родословную тех, кого на Западе пытаются выдать за «афганский народ» Прежде всего это те, кто навсегда потерял свои богатства и привилегии — феодалы и их приспешники. Так, например, на вопрос, сколько у него было земли, бывший помещик Усман, задержанный с оружием в руках, ответил: четыре тысячи джерибов (один джериб — 0,2 гектара).

  Среди тех, кто выступает против демократического правительства и кормится за счет империалистических кругов, немало бывших офицеров — отпрысков аристократических семей, всякого рода агентов охранки и полиции, руки которых в крови афганских трудящихся. По свидетельству ответственного сотрудника органов безопасности ДРА, среди так называемых «повстанцев» не последнее место занимают не имеющие никакого отношения к политике деклассированные элементы, в руки которых не без помощи тех же благодетелей из Вашингтона и Пекина потоком плывут из-за кордона оружие и боеприпасы.

  Западные голоса, в том числе и их подголосок, так называемая радиостанция «повстанцев», вещающая из Пакистана, без зазрения совести хвастают щедрой поддержкой внешних реакционных сия, с помощью которых им хотелось бы задушить Апрельскую революцию.

  Особое усердие в антиафганской и антисоветской пропаганде проявляют, как обычно, рупоры империалистической реакции — радиостанции «Свобода», «Голос Америки», «Немецкая волна». «Голос Америки» состряпал целый ряд передач, связанных с «событиями в Афганистане». Сначала радиостанции распространялись по поводу все тех же «несчастных» афганских беженцев. Но при этом не было сказано ни слова о пяти тысячах семей этих беженцев, которые пытались вернуться из Пакистана на родину. Буржуазной пропаганде, конечно, не хочется запускать камень в тех, кто препятствует возвращению этих людей домой!

  А «Голос Америки», например, пытался говорить о каких-то советских солдатах, которые, дескать, находясь в Афганистане, «не думали, что им придется направить оружие в афганских людей»(?!).

  Мы бывали во многих провинциях страны и ни от одного афганца не слышали ничего подобною. Там, где по широко уже известным причинам и находятся небольшие советские подразделения, люди и власти на местах относятся к ним с искренним уважением и симпатией.

  — Думается, было бы лучше этим горе-пропагандистам, — делился с нами своими мыслями сельский учитель Ахмад Али, — осветить другие вопросы: какие такие «национальные интересы» Соединенных Штатов были задеты в Афганистане? Или чем вызвана вся грязная возня, поднятая вокруг моей страны? А потом я посоветовал бы им дать ответ на эти вопросы самому же американскому народу. Смею заверить, что этот груз не под силу ни «Голосу Америки», ни его подручным из Пекина или радиостанции «Свобода». Лгуны и мелкие лицемеры хватаются за все, орудуя по принципу, о котором наша восточная мудрость гласит: «Где нет настоящих фруктов, там и земляной орех сойдет за апельсин».

  Здесь стоит заметить, что с тех пор как в Вашингтоне взяли курс на обострение международной обстановки, американское радиовещание на зарубежные страны резко активизировалось с целью обеспечить пропагандистское прикрытие замыслов администрации Белого дома. По утверждению исполнительного директора «Голоса Америки» Х. Тача, передачи этой радиостанции, посвященные Афганистану, преследуют одновременно три цели. Во-первых, настроить исламский мир против СССР Во-вторых, восстановить советских людей против своего правительства И, в-третьих, скомпрометировать Кубу в глазах неприсоединившихся государств, ибо она действует не в том ключе, который угоден Вашингтону. Что же касается мюнхенской радиостанции «Свобода», которая целиком находится во власти ЦРУ, то там принято экстренное решение удвоить количество передач на языках народов советских среднеазиатских республик.

  Эту главу мы хотим закончить демонстрацией еще одной, теперь уже фотографической, фальшивки, которую читатель найдет на наших фотовкладках. Она обошла страницы многих зарубежных газет и журналов. Фотография была распространена американским информационным агентством Юнайтед Пресс Интернэшнл со ссылкой на источник ее получения — «исламская партия Афганистана» (реакционная группировка, объединяющая банды афганских контрреволюционеров. — Прим. авт.). Подпись под фотографией гласила: «Два коммуниста — учителя средней школы, арестованные в городке Фара близ Кандагара месяц назад повстанцами из «исламской партии Афганистана» Человек справа был позднее казнен» Снимок попал и в редакцию австрийской газеты «Кронен-цайтунг» Там решили истолковать его по-своему. Подпись уже гласила: «Война в Афганистане: два советских шпиона захвачены мусульманскими мятежниками. Позднее оба были поставлены к стенке и расстреляны»

  Цель фальсификации понятна — убедить обывателя в коварных происках «руки Москвы» в Афганистане. Откроем еще один секрет: с поличным борзописцев из «Кронен-цайтунг» поймала газета австрийских коммунистов «Фольксштимме».

 

  ЯД НА ОСТРИЕ ПЕРА

  «Поймать на слове лжеца — такое же доброе дело, как схватить за руку воришку, ибо первый намного опаснее второго» — так гласит афганская пословица, о которой все чаще вспоминают кабульцы, поставленные в некотором роде в щекотливое положение. Оказывается, в их городе «гремят настоящие бои», а они об этом даже не знают.

  — Целый день сижу в своей мастерской в центре города, — рассказывает юноша часовщик, — все, как вы сами знаете, спокойно. Ан нет, послушаешь западных корреспондентов — все не так. Откуда только что берут?!

  Присоединяясь к справедливому возмущению этого и многих других жителей столицы, с которыми у нас был обмен мнениями по этому вопросу, хочется, во-первых, прислушаться к мудрой пословице насчет доброго дела, а во-вторых, произвести некоторые исследования и еще раз показать — откуда что берется.

  Один из номеров «Крисчен сайенс монитор». В сообщении из Кабула ее корреспондент, говоря, о «беспорядках», «сопротивлении», о сотнях и тысячах «убитых», о чем ему, видите ли, рассказывали «очевидцы», от себя добавляет единственный «неопровержимый» факт: это увиденные им лично на берегу реки Кабул в столице «советские подбитые танки».

  Действительно4 надо отдай., должное автору статьи. Если очень хорошо приглядеться, в одном месте на берегу река можно увидеть, правда, не танки, а один, бронетранспортер, стоящий на территории военной мастерской на очередной технической профилактике. Его, впрочем, никто, и. не прячет, даже за забором. Мастерская существует не первый год, и. здесь просто чинят эти машины, причем не советские, а давно находящиеся на вооружении афганской армии. Об этом знает, каждый, кто живет поблизости.

  Глаза другого репортера, ужа из «Вашингтон пост», увидели в полумиллионном Кабуле исключительно советских советников, «отстранивших», как он пишет, «афганцев от руководства даже полицией». Далее идет описание буквально такой, опять-таки лично увиденной, «идиллии»: «...а на верхнем этаже, где за пустым столом скучает без работы начальник афганской милиции, царит удручающая тишина. Bсe четыре телефона молчат».

  — Если бы!. — устало улыбнулся майор Набиджон, начальник кабульской народной милиции. — Но, увы... Только сегодня, — он взглянул в лежащую перед ним тетрадь, — принял, хотите верьте, хотите нет, сто восемьдесят человек!

  Не поверить этой цифре было нельзя, хотя бы потому, что в канцелярии еще раньше нам сказали, что в связи с большим числом лиц, стремящихся попасть к нему, майор принимает без выходных семь раз в неделю всех без исключения. Число посетителей в день порой превышает 200 человек. Оговоримся: ему подчинена народная милиция не только города, но и всей кабульской провинции. Люди идут по своим обычным делам, требующим вмешательства милиции, или же просто затем, чтобы подписать нужную бумагу.

  Пришлось, как говорится, для очистки совести, спросить у дежурного и о «советских специалистах и инструкторах».

  — Простите, я их не видел, — ответил он.

  Начальник же — человек с юмором — так опроверг и другие «достоверные» факты:

  — Теперь придется, — пошутил он, — достроить второй этаж, которого у нас нет, и установить недостающие два телефона на свой стол. Только вот молчать их все равно не заставишь...

  Подобного рода «цепочки» загадок умудрилась насобирать, даже не приезжая в Афганистан, и Р. Стюарт — «известная американская специалистка по афганским делам», как представляет своего автора газета «Нью-Йорк таймс». Вот уж где буйство фантазии, которой мог бы позавидовать даже небезызвестный барон! Так уж получилось, что слушали мы изложение ее пространной статьи, переданной из Вашингтона для радиослушателей Афганистана, вместе с ученым-историком Мухаммедом Солимом.

  — Просто феноменальная способность петь под дудку Белого дома, — резюмировал он.

  Действительно, абсолютно вся статья «свободной» журналистки, опять-таки основанная на «фактах» и «лично виденном», — попытка обосновать раздутую Вашингтоном антиафганскую и антисоветскую истерию. Побывав, как сообщается, в пограничных районах Афганистана, скажем точнее — Пакистана, так как именно это имеется в виду, «специалистка по афганским делам» изрекает такие «истины»: «Надо понимать, что афганцы предельно независимы» и далее: «они исключнтельно гостеприимны», а затем следуют сам вывод: «Русские не в состоянии понять Афганистан и афганцев», а потому-де «не пользуются здесь популярностью». Автор договаривается даже да того, что якобы советские люди «специально ходят в Кабуле в джинсах и высоких сапогах, чтобы их принимали за граждан западных стран». Позволительно строить: а с какой же целью таким же образом одетые советские люди разгуливают по улицам Москвы, Тулы или любого поселка?! Но это тоже — «детали».

  Поставим здесь точку над цитированием этотгои других многочисленных бессовестных опусов и обратимся к самым распространенным в них терминам: «сопротивление» «партизаны», «беженцы» и даже «патриоты», отождествляемые западной прессой с афганским народом. Все это — не что иное, как диверсанты и террористы из банд наймитов или богатей, находившихся под щедрым покровительством империалистических служб и вставите на путь измены своей родине.

  И этот сброд западные журналисты называют «народом»? Народ — это рабочие, ремесленники, представители интеллигенции, молодежь, торговцы и служащие, которые спокойно трудятся, учатся и торгуют. Народ — это крестьяне, которые хотят, чтобы весна 1980-го, как и все остальные, была мирной, чтобы никто не мешал им сеять и собирать урожай на земле, которую дала им Апрельская революция. Народ — это простые кочевники, которые не хотят воевать за своих богачей, а хотят мирно кочевать по своим необозримым пастбищам.

  — Наш народ хочет только одного,— говорили наши собеседники, — чтобы враги раз и навсегда отказались от бредовой мысли задушить Апрельскую революцию.

  Ну и чтобы уж окончательно подвести черту, мы хотим привести в кратком изложении статью Жака Жарри, которая была опубликована в еженедельнике «Франс нувель» за 9—15 февраля 1980 года. Напечатать ее для того, чтобы показать, что те на Западе, кто стремится освещать действительное положение в Афганистане, имеют такую возможность.

  «Если почитать сейчас,— рассуждает Жак Жарри, — буржуазные и левацкие газеты, поражаешься их единодушию в .афганском вопросе. Все они дружно и с подозрительным энтузиазмом осуждают без всякого снисхождения советскую акцию, впадая в своего рода антикоммунистический бред. Есть у них и еще одна сходная черта—они сообщают лишь минимум информации о предмете спора — Афганистане. Трудно сказать, в чем тут дело — в невежестве или в недобросовестности. Скорее всего и в том, и в .другом.

  Неискушенный читатель может вообразить, чго Афганистан примерно такой же, как и европейские государства — в rмеру индустриализованный, чуточку отсталый, с населением, которое одевается и ведет себя почти так те, как мы с вами. В действительности же дело обстоит совсем иначе. Затерянный в самом сердце Центральной Азии между Ираном и Пакистаном, Афганистан (в центре которого расположены горы высотой до 6000 метров, а на юге — выжженная пустыня, лишенная всякой растительности) отделен от Индийского океана тысячами километров непроходимых пустынь.

  Единственный сосед, способный помочь экономическому развитию Афганистана, — СССР. Афганистан получил прогрессивное правительство лишь в 1978 году. Нетрудно догадаться, что представляло собой афганское общество. Земля находилась в руках крупных феодалов, которые держали своих арендаторов в постоянной кабале, так что те должны брать взаймы даже зерно для посева.

  В этой стране, где зеленеют лишь долины, вода также служит средством для того, чтобы держать крестьянина в почти рабском подчинении. Ведь без нее невозможно земледелие. И, разумеется, крупный собственник — «заминдар» держит в руках все колодцы и источники, строго следя за распределением драгоценной влаги.

  Об афганских женщинах лучше не говорить. Афганская женщина завернута в балахон, делающий ее неузнаваемой. Даже глаза ее прикрыты сеткой. Может ли муж отличить свою собственную супругу в этой варварской униформе от всякой другой женщины? Вряд ли. Долг жены — сидеть дома, растить детей, которых соизволит между делом подарить ей муж. Кроме того, женщина продается. Богатый человек, независимо от своего возраста, имеет по шариату четырех жен. А вот молодой и неимущий крестьянин вообще не может жениться.

  До 1978 года Афганистан оставался тем, чем он был, ни на йоту не изменив своих вековых обычаев. Прогрессисты решились положить конец застарелому злу. Но они немедленно натолкнулись на оппозицию Крупные помещики и их подручные взяли в руки оружие. Их поддержали невежественные поборники старины, каких немало во всех странах, и реакционное духовенство. Они считают, что безбожникам не место на земле, а при малейшем намеке на марксизм поднимают крик о священной войне. Это напоминает отчасти гражданскую войну в Испании. Разве наваррские крестьяне-карлисты, обманутые фанатичным духовенством, не сражались за Франко вопреки собственным интересам?

  И разве не будет законным делом прийти без промедления на помощь прогрессивному и законному правительству, оказавшемуся в подобных условиях. Ответ может быть только положительный.

  И еще — не будем забывать, что помощь, оказанная советским правительством законному афганскому правительсту по его просьбе (что бы ни писала о ней реакционная пресса), по масштабам своим весьма ограниченна. И когда журналист из «Нувель обсерватёр» рассказывает об афганских женщинах, прячущих в вязанках хвороста автоматы, из которых они стреляют по советским патрулям, то кого он рассчитывает обмануть подобным вздором?

  Другой аргумент, более серьезный, состоит в непризнании за Советским Союзом права на вмешательство, поскольку в Афганистане не было иностранной интервенции. Однако и здесь кроется фальшь. В Афганистане имела место бесспорная иностранная интервенция, моральная и материальная поддержка мятежников. Примечательно и то, что до сих пор правительство не уступило ни одного крупного города мятежникам, которые вынуждены были ограничиться лишь мелкими стычками.

  Именно для того, чтобы положение не ухудшилось, Советский Союз и решился во имя пролетарской солидарности на весьма ограниченное вмешательство, которое мы можем лишь одобрить».

  Несомненно, представляет интерес и сообщение из Лондона, в котором идет речь о том, как корреспондент лондонской «Таймс» вышел на балкон гостиницы, в которой он остановился в Кабуле, держа в руках транзисторный приемник, настроенный на волну «Голоса Америки» Он услышал буквально следующее: «В Кабуле идет бой. Афганские солдаты воюют с советскими в крепости Бала Гасар, в самом центре афганской столицы».

  Я, естественно, устремил взор в сторону крепости, пишет корреспондент. Коричневые каменные стены форта, возвышавшегося на холме, были отчетливо видны. Но над ними не вился дым или огонь, не слышно было тревожных гудков автомобилей в соседних районах. Не было никакого боя. В Бала Гасар все спокойно, в городе — тоже. Никаких войск на улице

  Если говорить без обиняков, «Голос Америки» нес чепуху. И это не единственный случай, когда американская радиостанция, питающаяся слухами, поднимала шум из ничего, отмечает корреспондент.

  Размышляя об истоках нынешних событий, корреспондент называет Амина, свергнутого афганской революцией, отвратительным диктатором и выражает некоторое смущение по поводу того, что нынешний военный режим в соседнем Пакистане, который зарекомендовал себя как безжалостная диктатура, стал пользоваться благосклонностью Запада.

  Так буржуазный газетчик разоблачил стряпню своих коллег из «Голоса Америки».

 

  ПОКРОВИТЕЛИ УБИЙЦ

  Мы начинали свой рабочий день в Кабуле с просмотра газет, с телефонных звонков к нашим коллегам из «Правды», ТАСС, АПН, афганского телеграфного агентства Бахтар. Потом, обменявшись новостями, мы выезжали в город для встреч и бесед с людьми или в аэропорт, откуда вылетали в далекие уголки страны.

  Сейчас уже трудно ссылаться на тот или иной номер газет «Кабул нью таймс» и «Анис» или другой печатный орган, который снабжал нас той или иной информацией. Да это вряд ли нужно. Однако кое-что выписанное в блокноты, на наш взгляд, представляет интерес. Мы приведем некоторые сообщения

  Специальное сообщение на первой странице и передовая статья в «Кабул нью таймс» посвящены разоблачению клеветнического антиафганского выпада корреспондента агентства Франс Пресс Мишеля Левиса из Исламабада.

  В злобных попытках очернить нынешнее руководство страны, подчеркивает газета, большинство западных, с позволения сказать, журналистов стремится надергать из афганской печати отдельных фраз, фальсифицировать их и затем использовать в собственных низменных, подленьких целях.

  Передовая статья на конкретных фактах и примерах разоблачает разного рода подстрекателей и врагов афганского народа, тех, кто использует средства массовой информации во вред делу мира и прогресса.

  Ряд материалов «Кабул нью таймс» посвящен вояжу помощника президента США по национальной безопасности Бжезинского в Пакистан, который расценивается в здешних кругах как откровенно провокационный демарш. Напоминая, что США намерены оказать военную помощь Исламабаду в сумме 400 миллионов долларов, газета подчеркивает, что этот вояж явился «продолжением антиафганского сговора», ибо не случайно его итогом явилось обоюдное стремление сторон закрепить договор 1959 года и уточнить его в плане дальнейшего расширения. Пентагон, естественно, уже ухватился за это решение и разрабатывает тактическую задачу по вводу своих войск в Пакистан. Политические наблюдатели отмечают, что нынешнему демаршу Бжезинского по разработанному в Вашингтоне сценарию предшествовали визит в КНР министра обороны США Брауна и поездка министра иностранных дел КНР Хуан Хуа в Пакистан. Не случайно «Нью-Йорк таймс» писала, что Вашингтон и Пекин следуют «по пути рационального разделения труда». Пекинские раскольники вызвались снабжать мятежников и диверсантов стрелковым оружием, а США намерены показать более «высокий класс» и направить в Пакистан и боевые самолеты, и своих инструкторов из спецслужб для подготовки новых отрядов диверсантов.

  Впрочем, удивляться подобный действиям США не приходятся, мир давно знаком с тактикой и закулисной деятельностью определенных кругов Вашингтона во Вьетнаме, Чили, Никарагуа и других странах. Что же касается Афганистана, то именно ЦРУ было инициатором и организатором заговоров против республики, именно это ведомство стало штабом по подготовке бандитских формировании в Пакистане для их последующей засылки на территорию Афганистана.

  Представляет интерес предыстория этого вопроса. Антиафганские контакты Соединенных Штатов и Пакистана давно известны. Еще весной 1979 года в США совершила поездку делегация так называемого «фронта национального освобождения». Задача преследовалась одна — сколотить ударный кулак для нанесения ущерба афганской революции изнутри с помощью «пятой колонны».

  Обращает на себя внимание также и тот факт, что в Соединенных Штатах была создана очередная ассоциация «помощи афганским 6еженцам». Ее возглавил бывший посол США в Афганистане Элиот.

  В Афганистан совершил также вояж агент Центрального разведывательного управления Дюпри. Однако долго орудовать в Кабуле атому рыцарю плаща и кинжала не позволили: ему указали на дверь. И где же он осел? Опять же в Пакистане, поближе, к афганской границе. Из штаб-квартиры ЦРУ — Лэнгли к нему на помощь поспешили новые специалисты по афганским делам — Брок, Лессари, Робинсон и другие. Они-то и приняли участие в организации на территории Пакистана баз по формированию на них антиафганской контрреволюции.

  А вот сообщение о трагической гибели майора афганской народной армии Мухаммеда Наима, его супруги и сына. Они были убиты бандитами из террористической группы, возглавляемой неким Реза. Выходец из богатой семьи, он давно связан с промаоистской лигой «шолее джавид» и поддерживает постоянную связь с антиафгаскиим отребьем в Пакистане.

  Мы не раз оказывались свидетелями зарождения и осуществления коварных планов врагов афганских трудящихся. Вот почему было бы ошибкой утверждать, что реакционные силы не пытаются нарушить мирную жизнь, помешать созидательному труду афганцев. Так, в одну из февральских ночей мы стали очевидцами большого пожара в самом центре Кабула. Бушующим пламенем огня был объят крытый рынок. Около 60 лавчонок сгорело дотла, оставив без средств к существованию многие и многие семьи. Как нам сообщили компетентные органы, пожар возник от недоброй руки, от руки скрытого :врага. Расчет был прост: во-первых, рынок примыкает к зданию Международной телефонной станции и телеграфу, к банку, крупнейшему универмагу столицы и гостинице «Кабул», где мы остановились во время этой командировки. И если бы не мастерство пожарников, огонь, безусловно, поглотил бы и эти объекты; во-вторых, разорение многих семей мелких торговцев, что замыслу диверсантов, .должно было вызвать панику среди городского населения, нанести моральный ущерб городским властям.

  Но люди оказались, выше этого. Замысел врага принес лишь материальные убытки владельцам лавочек. Ранним утром мы: обошли пожарище. Люди разбирали остатки обгоревших досок, развозили их по своим домам, на рунных тележках: этой холодной зимой на вес золота каждая щепочка. Не было ни слез, ни причитаний, наоборот, лица выражали суровую решимость, решимость продолжать, борьбу с контрреволюцией и прочими тайными врагами афганцев.

  — Афганский народ давнею уже раскусил их, — говорил нам мэр Кабула Асадулла Пайям: — Об этом свидетельствует прежде всего единодушная поддержка им завоеваний Апрельской: революции и отпор реакционным силам. У нас в стране нет иностранных военных баз, наша республика всегда шла по пути активного нейтралитета и неприсоединения, боролась за мир и безопасность в регионе и во всем мире. В народе говорят: на воре шапка горит. Так и США, грубо вмешиваясь во внутренние дела суверенного Афганистана, пытается замаскировать свои агрессивную политику, проводимую ими во всем мире. Возьмите хотя бы такой факт: американцы имеют сейчас белее двух с половиной тысяч военных баз; разместившихся в 114 странах. Они хотели бы через своих агентов и политических ставленников, вроде Хафизуллы; Амина навязать свою волю и нашему народу

  Значительный интерес представляют собой новые данные, связанные с заговором, который готовил» Амин. Об этом нам рассказал в Кабуле министр внутренних дел ДРА С. М. Гулабзой. Оказывается, действуя по прямому указанию ЦРУ США, Амин вступил в сговор с контрреволюционным отребьем, окопавшимся в Пакистане, и замышлял, действуя совместно с главарями реакционной «исламской партии Афганистана», совершить 29 декабря 1979 года государственный переворот, физически уничтожить всех честных и преданных революции руководителей и активистов партии; и установить в стране полную диктатуру.

  Как же готовился этот переворот? Вскоре после злодейского убийства основателя НДПА и первого главы свободного афганского государства Н. М. Тараки Амин начал особенна активно устанавливать и расширять контакт и связи с внутренней и внешней контрреволюцией. В конца сентября 1979 года эмиссар Амина провел с одним из главарей «исламской партии Афганистана» Гульбуддином Экматиаром тайную встречу, в хода которой была достигнута договоренность «о прекращении конфронтации и возможном сотрудничестве». В тот же период старший браг Амина — Абдулла начал все более активно и открыто выступать за то, чтобы «покончить с игрой в революцию и назначить на все высшие партийные и государственные посты родственников и верных людей». ЦРУ США констатировало, что «режим Амина с учетом его внутренней эволюции вполне отвечает долговременным интересам Соединенных Штатов» в Афганистане, да и во всем регионе.

  4 октября 1979 годач X. Амин провел в Кабуле секретное совещание, на котором он и его приспешники обсудили и утвердили условия «союза» с «исламской партией Афганистана» и конкретные планы совместной подготовки государственного переворота. При этом было решено сразу же после переворота решительно отмежеваться от всех лозунгов, выдвинутых Апрельской революцией, ликвидировать НДПА, в короткий срок подготовить и осуществить физическую расправу над партийным руководством и активом. В «новом государстве Афганистан» агенту ЦРУ Амину отводилась роль «президента», контрреволюционер Гульбуддин Экматиар намечался на пост премьер-министра, а М. Якуб — на пост министра обороны. В состав «руководства» предполагалось включить также двух родственников Амина — брата Абдуллу и племянника Асадуллу, М. Эгбаля, Н. Сума, А. Джалили, бывшего министра информации и культуры X. В. Катавази, С. Д. Сахраи.

  В середине декабря 1979 года личный представитель Амина на специальном самолете, принадлежащем афганской авиакомпании «Арияна», совершил полет по маршруту Кабул — Париж — Рим — Карачи, чтобы встретиться в этих городах с агентами американских спецслужб и информировать их о ходе подготовки к перевороту. 22—24 декабря специальный «гонец» Амина выезжал с той же целью в пакистанский город Пешавар — один из центров зарубежной антиафганской эмиграции и контрреволюции, неподалеку от которого находится штаб-квартира Г. Экматиара. Из определенных кругов Вашингтона в Кабуле были получены заверения, что «в случае необходимости» инициаторы переворота будут поддержаны «мощью вооруженных сил США».

  Только благодаря тому, что партия, все патриотические силы бдительно стояли на страже завоеваний революции и в решающий момент разоблачили и ликвидировали X. Амина, этого агента ЦРУ, и его клику, — только благодаря этому день 29 декабря 1979 года не стал еще одной трагической датой в длинном списке подобных дат, которыми изобилует история Афганистана.

  В январе—феврале 1980 года стали известны подробности убийства Тараки. Об этом мы услышали из уст одного из лиц, причастных к этому преступлению, — бывшего начальника гвардии Дома народов майора Джандада.

  После того как с помощью обмана и шантажа Амин захватил в свои руки, основные рычаги управления государством и заточил законного президента ДРА под так называемый домашний арест, он задался целью уничтожить Н. Тараки физически.

  По словам майора Джандада, место заточения Н. Тараки тщательно охранялось. К нему могли попасть лишь те, кто имел на то личное разрешение Амина. Под стражей Н. Тараки держали офицеры Шах Джехан, Мухаммед Hyp и Фаттах, все они были назначены лично Амином. Тараки был изолирован через два дня после захвата власти Амином в доме под названием «Коти бахча».

  — Именно в этом доме был убит Тараки или в другом месте?

  На этот вопрос следователя бывший майор ответил:

  — Н. М. Тараки был задушен в этом самом доме 8 октября 1979 года около полуночи.

  Джандад подтвердил, что в убийстве Тараки приняли участие три офицера: Рози, Вудуд и Икбалл. После совершенного злодеяния Рози сел за руль автомашины, и убийцы вывезли тело за город, где уже была отрыта могила для его захоронения.

  В ходе допроса Джандада подтвердилась и главная подоплека убийства. Международная реакция нашла для осуществления своих далеко идущих планов верного подручного — Амина, который должен был своими действиями скомпрометировать идеи Апрельской революции, подготовить почву для уничтожения демократического строя с помощью внешних контрреволюционных сил.

  Мы далеки от мысли утверждать, что в Афганистане полностью восстановлена нормальная жизнь. Враг, внутренний и внешний, не сложил оружие. Именно оружие — огнестрельное и идеологическое.

  В некоторых районах страны раздаются еще выстрелы проникающих в поселки и города из-за границы банд, все еще приходится сохранять комендантский час в Кабуле, все еще вынуждены нести патрулирование на дорогах бойцы афганской армии. Продолжаются наскоки на Афганистан и радиоголосов, наживающих себе сомнительный капиталец среди определенного сорта западных обывателей на фальсификациях и измышлениях. Но в стране побывало немало честных зарубежных журналистов, которые, и это прежде всего, относятся с чувством должного уважения к афганскому народу, понимают его нужды, разделяют чаяния. Об этом свидетельствуют их репортажи, появившиеся в различных уголках земного шара. Они донесли правду об Афганистане до широких масс, дали отпор клеветникам эфира и прочих средств массовой информации Запада и находящегося у него в подручных Пекина.

 

  ПРОВАЛ ЗАГОВОРА

  События, происшедшие в Кабуле 21 февраля,— это одно из звеньев в цепи заговора сил империализма и реакции против ДРА, еще одно доказательство давно ведущейся здесь антиафганской «необъявленной войны». Эта преступная акция была разработана, как свидетельствуют многочисленные документы, еще задолго до декабрьских событий 1979 года. Реакция тщательно готовилась к проведению контрреволюционных выступлений, занималась обучением мятежников и снабжением их оружием.

  Как известно, ЦРУ США, а также английские, китайские, пакистанские и другие спецслужбы пытались спровоцировать 21 февраля контрреволюционный мятеж в Кабуле. Вооруженные отряды наемников, при поддержке некоторых кругов реакционного духовенства, сумели привлечь на свою сторону часть обманутого, сбитого с толку населения; ими широко использовались также деклассированные элементы и уголовники. Бандиты врывались в лавки, магазины и жилые дома, уничтожали имущество, занимались грабежом. Они попытались захватить хлебокомбинат, закидывали камнями и поджигали автомашины, распространяли листовки, угрожали мирным жителям физической расправой.

  Контрреволюционные мятежники подожгли здание одного из столичных отелей, а когда прибыли пожарники, открыли по ним огонь из автоматов.

  Но преступный заговор провалился. Афганские силы безопасности, армия, милиция, поддержанные трудовым населением столицы, нанесли по контрреволюции решительный удар. Арестована группа руководителей мятежа, среди которых американский гражданин Роберт Ли, агент ЦРУ, и 16 пакистанских диверсантов. Более 90 процентов всех задержанных и арестованных — люди, тайно проникшие в город из других мест.

  Лица, арестованные в отелях «Джамиль», «Метрополь», «Пак» и «Ништаль», оказались агентами американского ЦРУ и пакистанскими шпионами. Они были снабжены различным оружием, фиктивными документами, портативными приемо-передающими устройствами. В столице обнаружены также тайные склады оружия, которым преступники не успели воспользоваться. Все арестованные предстанут перед революционным судом. «Афганскому народу и всему миру хорошо известно, — говорится в заявлении агентства Бахтар, — что с самого начала Апрельской революции империалистические силы во главе с Соединенными Штатами вмешиваются во внутренние дела Афганистана. Прошедшие события красноречиво свидетельствуют о том, что сейчас на практике осуществляются новые планы ЦРУ. Так продолжается «необъявленная война» против революционного Афганистана».

  Мы заканчиваем эту последнюю главу книги поздно вечером, когда притихший, но всегда стоящий на страже Кабул спит в чаше голубеющих в лунном сиянии гор Он верен благородным идеям Апрельской революции Он верит в священное братство двух народов-соседей: советского и афганского.

Декабрь 1979 — февраль 1980 г.

OCR: misha811
Используются технологии uCoz